Инфаркт во время беременности: причины и последствия

Беременность — особый период в жизни женщины. Наряду с приятными волнениями, радостными ожиданиями это время серьезных гормональных изменений, повышенной нагрузки на все системы организма. Впервые выявленные или хронические сердечно-сосудистые заболевания у беременных могут привести к потере малыша или тяжелым осложнениям со стороны матери.

Актуальность проблемы

Проблема допуска к беременности, ведения женщин с поражениями сердца и сосудов становится все более актуальной.

Стремление продвинуться выше по социальной лестнице, обзавестись финансовой «подушкой безопасности», более поздний возраст заключения браков привели к увеличению возраста первородящих женщин.

Материнство в зрелом возрасте чаще сопряжено с риском эндокринных, сердечно-сосудистых заболеваний (или ССЗ).

Также высокий уровень развития медицины стал причиной того, что все больше женщин с врожденными пороками сердца доживает до репродуктивного возраста и допускается до беременности, в то время как повышенная нагрузка на организм становится главной причиной материнской смертности. Среди всех ССЗ наибольший риск неблагоприятного исхода беременности и родов несут:

  • врожденные пороки сердца;
  • ревматические поражения клапанов сердца;
  • состояния с повышением артериального давления.

Кардиомиопатии встречаются крайне редко, но представляют самую большую опасность для женщин.

Своевременное выявление ССЗ дает возможность профилактического наблюдения, госпитализации и своевременного лечения.

Адаптация матери к беременности

Изменение гормонального фона, направленное на сохранение беременности, оказывает влияние на все системы органов, виды обмена. Вынашивание малыша — это естественное состояние, и чаще женский организм приспосабливается к возросшей нагрузке, напоминая о беременности лишь характерными симптомами: головокружение, частый пульс, изменение показателей артериального давления, отечность.

Что же происходит в норме? Увеличивается объем циркулирующей крови, повышается сердечный выброс, увеличиваясь на 15% уже в 1 триместре и на 50% к 32 неделе.

Сначала этот механизм реализуется за счет увеличения частоты сердечных сокращений (или ЧСС), затем происходит физиологическое увеличение камер. Наличие врожденных или приобретенных пороков нарушает процесс адаптации.

Сердце не справляется с возросшей нагрузкой, начинает страдать маточно-плацентарный кровоток.

Особый гормональный фон влияет и на систему крови:

  • возникает естественное состояние гиперкоагуляции;
  • увеличивается объем плазмы;
  • снижается уровень транспортных белков-альбуминов.

Эти физиологические особенности на фоне повышенной активности почек могут сыграть и против женщины, повышая риск тромбообразования, нарушая фармакокинетику лекарственных препаратов.

А что помогает приспособиться к изменению состояния? Под действием высокого уровня эстрогенов, прогестерона, оксида азота и других веществ возникает системное расширение сосудов (вазодилатация).

Уже в 1 триместре ЧСС возрастает на 15-20 ударов в минуту.

За счет этого через камеры сердца за каждую минут проходит еще больше крови, а значит больше кислорода и питательных веществ попадает на периферию.

Артериальное давление снижается на 5-15 мм. рт. ст.

в 1 триместре, остается достаточно стабильным во 2 триместре и может несколько вырасти в 3 триместре, в норме достигая своего «добеременного» значения или повышаясь на 10-15 мм. рт. ст. от обычного.

Сердечная мышца при нормальной беременности на треть увеличивается в объеме (физиологическая гипертрофия), но почти сразу после родов возвращается к исходному состоянию.

Объем циркулирующей крови (или ОЦК) начинает увеличиваться уже на ранних сроках, достигая максимума к 3 триместру. В норме он снижается лишь после родов. Но у женщин с ССЗ могут развиваться отеки.

После родов жидкость начинает поступать из ткани в сосудистое русло, ОЦК растет, возникает вероятность сердечной недостаточности, отека легких. Такое состояние угрожает жизни матери.

Да и сами роды несут повышенную нагрузку на женский организм: в 1 периоде потребление кислорода увеличивается на треть, во втором — на 80%, а во время потуг — на 150%.

Послеродовый период тоже может представлять опасность для женщин с ССЗ. Увеличивается приток крови к сердцу, матка сокращается, а кровь становится более вязкой. На 3-4 день после родов может возникнуть сердечная недостаточность.

Беременность и роды у женщин с поражением сердца и сосудов

Сочетание беременности и ССЗ чревато повышенной нагрузкой на организм будущей мамы. Опасные симптомы могут возникнуть впервые и у тех, кто ранее не обращался к кардиологу.

Артериальная гипертензия

Артериальная гипертензия (или АГ, гипертония) диагностируется у 7-30% беременных, а связанные с ней осложнения занимают 4 место в структуре материнской смертности . Это состояние, при котором систолическое АД повышается до 140 мм. рт. ст.

и выше, а диастолическое — до 90 мм. рт. ст. или выше. Для подтверждения давление измеряют не менее 2 раз на одной руке с минимальным интервалом 15 минут, при самостоятельной оценке или суточном мониторировании диагноз устанавливают при уровне АД от 135/85 мм.

рт. ст.

К частым осложнениям беременности на фоне гипертонии относят:

  • фетоплацентарную недостаточность;
  • ДВС-синдром;
  • преждевременную отслойку нормально расположенной плаценты;
  • нарушение мозгового кровообращения;
  • отек легких;
  • эклампсию;
  • задержку развития плода;
  • гибель плода во время беременности;
  • акушерские кровотечения;
  • задержку развития плода;
  • гибель плода во время беременности;
  • отслойку сетчатки, кровоизлияния в сетчатку.

По времени появления симптомов выделяют артериальную гипертензию, развившуюся до беременности, симптоматическую (гестационную) АГ, гипертензию, осложненную преэклампсией и состояние эклампсии. Отдельное место занимает так называемая «гипертония белого халата», которая регистрируется при измерении АД в медицинском учреждении.

Течение заболевания осложняется гипертоническими кризами, при которых возникает быстрый подъем АД до значительных величин. Кризы могут быть спровоцированы стрессом, отказом от терапии, погрешностями в диете. Рост АД до цифр 170/110 мм рт.ст. — показание к срочной госпитализации и медикаментозной терапии.

Преэклампсия

Ранее такое патологическое состояние называлось поздним гестозом .Это острое осложнение, при котором патологические изменения касаются внутренней оболочки (или эндотелия) мелких артерий.

Изменяются свойства сосудистой стенки и свойства крови. Это приводит к нарушению микроциркуляции и поражению стенок артерий. Преэклампсия вызывается самой беременностью и может развиться с 21 недели.

К типичным симптомам относят:

  • повышение АД;
  • протеинурию;
  • резкое появление отеков.

Нередко состояние осложняется полиорганной недостаточностью, при которой у матери возникают головные боли, нарушения чувствительности, зрительные галлюцинации, слепота. Возможно нарушение мозгового кровообращения, инсульт.

ЖКТ «реагирует» болями в животе, тошнотой, рвотой, повышается уровень печеночных ферментов. Развивается гипоксия и отек легких. Большую опасность представляет ДВС-синдром, при котором нарушается свертывание крови: в сосудах образуются тромбы, эритроциты распадаются.

Отсутствие своевременной помощи может стать причиной гибели матери и плода.

Врожденные и приобретенные пороки сердца

Врожденные пороки сердца (или ВПС) – это разнообразные дефекты в строении структур сердца и отходящих от него крупных сосудов.

Как правило, такие пациентки оперируются в детском возрасте и наблюдаются у кардиолога, а перед планированием беременности проходят обследование.

Особого внимания заслуживают девушки с подозрением на наследственные заболевания, связанные с неполноценностью соединительной ткани – синдромы Марфана и Элерса-Данлоса.

Наиболее часто встречаются следующие варианты:

  • дефект межжелудочковой перегородки – до 40% всех ВПС;
  • дефект межпредсердной перегородки (ДМПП) до 15% всех ВПС;
  • открытый артериальный проток – 15%
  • коарктация аорты – до 7%.

Реже — стенозы устья легочной артерии, аорты и пороки группы Фалло.

Приобретенные пороки сердца делятся на 2 группы: ревматические и неревматические. Первые возникают как осложнение стрептококковой ангины, а вторые при таких заболеваниях, как системная красная волчанка, сифилис, инфекционный эндокардит, склеродермия. Они характеризуются формированием стенозов, поражением клапанов сердца. К особенностям этой группы ССЗ при беременности относят:

  • вероятность возникновения ревмокардита в 1 триместре;
  • затруднение легочного кровообращения в 3 семестре;
  • рост артериального давления в родах;
  • коллаптоидные состояния, акушерские кровотечения в послеродовом периоде.

Симптомы при любом пороке сердца зависят от размеров дефекта, его локализации, длительности существования поражения.

Пациенток этой группы беспокоят неспецифические жалобы: на быструю утомляемость, мышечную слабость, повышенную сонливость, чувство сердцебиения и одышку, появляющиеся при физических нагрузках. Возможно возникновение тяжести в ногах и сонливости.

Если состояние беременной ухудшается, одышка беспокоит и в состоянии покоя, появляются и нарастают отеки, возможны аритмии.

Кроме усугубления сердечной недостаточности могут возможны следующие осложнения при такой беременности:

  • фетоплацентарная недостаточность;
  • преэклампсия;
  • угроза преждевременных родов.

Беременность при синдроме Марфана сопряжена с высоким риском для матери и младенца: возможно формирование и расслоение аневризмы аорты, острая сердечная недостаточность. Виду системной неполноценности соединительной ткани часты преждевременные роды, разрывы и выпадение матки. Вероятность рождения ребенка с наследственным заболеванием составляет 50%.

Варикозная болезнь

Варикозное расширение вен возникает при нарушении синтеза белка коллагена и проявляет себя при наличии провоцирующих факторов. Беременность — то время, когда женщина наиболее уязвима.

Варикоз у беременных развивается и прогрессирует ввиду физиологических особенностей: прогестерон расслабляет сосуды, объем циркулирующей крови увеличивается, а масса тела растет.

Растущая матка давит на полую вену, нарушается отток от нижних конечностей и вен малого таза.

Женщина может планировать беременность с уже диагностированным заболеванием или впервые обнаружить проблему впервые. Ее могут беспокоить:

  • отеки ног ближе к вечеру;
  • боли и судороги в икроножных мышцах;
  • появление сосудистых «звездочек», увеличенных вен на поверхности кожи.

В ряде случаев поражение вен нижних конечностей сочетается с варикозом вен малого таза. К осложнениям заболевания относят плацентарную недостаточность, преэклампсию и угрозу преждевременного прерывания.

Читайте также:  Беременность и роды при ТОРЧ-инфекциях

Кардиомиопатия

Поражение сердечной мышцы с изменением структуры и нарушением сократительной функции возникает при кардиомиопатии (или КМП). Различают 2 вида заболевания: дилатационная и гипертрофическая.

Дилатационная КМП – нарушение структуры миокарда с разрастанием соединительной ткани. Снижается сократительная способность сердца, истончается его стенка, возникает недостаточность кровообращения. К типичным симптомам относят одышку, тахикардию, отеки конечностей, отек легких и кровохарканье.

Гипертрофическая КМП чаще характеризуется формированием уплотненных камер сердца, которые плохо расслабляются и не наполняются во время диастолы. Возможна гиперплазия внутреннего слоя венечных артерий, из-за чего страдает питание миокарда. К характерным симптомам относят боли в сердце, плохую переносимость физических нагрузок, обмороки. Высок риск внезапной смерти.

Чаще КМП имеют наследственную природу. Беременность приводит к декомпенсации заболевания и представляет опасность для матери и ребенка. К частым осложнениям относят:

  • задержку развития плода;
  • преждевременные роды;
  • гибель матери, ребенка.

Ведение беременности женщин с заболеваниями сердца

Пациентки с отягощенным сердечно-сосудистым анамнезом должны ответственно подходить к вопросу планирования беременности. Даже при отсутствии каких-либо жалоб рекомендовано обследование у кардиолога. Именно этот врач решает вопрос о пролонгировании беременности, выборе тактики ведения и способа родоразрешения.

Подготовка к беременности

Будущая мама должна пройти обследование для выявления возможных заболеваний. Не стоит опасаться посещения врача и считать, что беременность является тем состоянием, которое излечивает все болезни, и сам факт ее наступления автоматически признает женщину здоровой. Для оценки риска необходимо пройти:

  • ЭКГ;
  • ЭхоКС;
  • нагрузочные тесты для оценки работе сердца;
  • МРТ при поражении аорты.

При подозрении на наследственные заболевания необходимо обратиться к медицинскому генетику. Полное обследование покажет, можно ли планировать беременность.

Беременность на фоне ССЗ

Если беременность наступает у женщины, с поражением сердца или сосудов, кардиолог проводит текущее обследование для решения вопроса о возможности ее сохранения. Так показаниями к прерыванию служат состояния с выраженными нарушениями кровообращения, активным ревматическим процессом:

  • мерцательная аритмия на фоне порока сердца;
  • недостаточность аортального клапана;
  • стеноз аортального клапана с увеличением размеров сердца и нарушением функции миокарда;
  • недостаточность митрального клапана с развитием недостаточности кровообращения, аритмией, активным ревматическим процессом;
  • операции на сердце в прошлом (индивидуально);
  • обострение ревматизма с тяжелыми проявлениями;
  • кардиомиопатия тяжелого течения;
  • выраженные врожденные пороки (открытый артериальный проток, стеноз легочной артерии, дефект межжелудочковой перегородки).

Если консилиум специалистов допускает женщину к вынашиванию ребенка, она подлежит совместному наблюдению акушером-гинекологом, терапевтом и кардиологом.

Во время беременности необходимо регулярно оценивать состояние сердца, а при ухудшении состояния назначать медикаментозную терапию. Лечение проводится амбулаторно или в условиях стационара.

Кардиологи рекомендуют минимум 3 плановых госпитализации:

  • в 1 триместре для решения вопроса о сохранении беременности;
  • на сроке 228-32 недели для профилактического лечения;
  • на сроке 36 недель для выбора способа родоразрешения.

Ведение родов при заболеваниях сердца

Вопрос о способе родоразрешения решается комиссионно с учетом вида и тяжести заболевания, срока беременности. Среди показаний к кесареву сечению:

  • тяжелые нарушения кровообращения;
  • заболевания сердца в сочетании с акушерской патологией;
  • порок аортального клапана;
  • стеноз митрального клапана;
  • мерцательная аритмия;
  • коарктация аорты;
  • тяжелые ревматические процессы;
  • инфаркт миокарда у женщины.

Если консилиум допускает женщину до самостоятельных родов, необходимо применение эпидуральной анестезии, сокращение 2 периода за счет эпизиотомии. Возможно применение акушерских щипцов. Для родоразрешения рекомендовано положение на левом боку. Команда врачей наблюдает за состоянием женщины и готова оперативно оказать помощь.

Беременность, роды на фоне ССЗ может представлять опасность для матери и ребенка. Полное обследование на стадии планирования и наблюдение командой специалистов помогут избежать развития осложнений.

Что может навредить будущему малышу

Развитие малыша в период беременности зависит не только от наследственных факторов и исходного состояния здоровья будущих родителей. Один из важней­ших аспектов, влияющих на формирование и здоровье плода — это образ жизни, который ведет будущая мама во время беременности. Поэтому важно понимать, что именно может навредить крохе в период его внутриутробного развития.

Курение

Женщина, курящая во время беременности, вредит не только своему здоровью, но и здоровью малыша. Эта вредная привычка ухудшает течение беременности, способствует развитию разных осложнений, отрицательно влияет на рост и развитие плода и даже на здоровье малыша после рождения.

Клинически доказан высокий (до 83%) процент развития болезней дыхательных путей у детей, чьи мамы продолжали курить во время беременности. Среди таких заболеваний — трахеиты, бронхиты, пневмонии, бронхиальная астма и др. Эти малыши входят в группу риска по заражению туберкулезом.

Другой нередкой проблемой со здоровьем для детей курящих мам становится патология сердечно-сосудистой системы. Известно, что курение во время беременности может вызывать формирование различных пороков сердца и сосудов у плода. Никотин вызывает сужение сосудов, которое у хронических курильщиков становится постоянным.

В первую очередь это отражается на кровообращении в самых мелких сосудиках (например, пальцев рук и ног). Из таких маленьких сосудов состоит и плацента, по которой от мамы к малышу доставляются питательные вещества и кислород. У курильщиц хронически снижен плацентарный кровоток из-за действия никотина. В связи с этим плод у такой женщины хуже растет и развивается.

И как результат — рождение ребенка со сниженным весом. Такие детки часто при рождении не соответствуют сроку беременности, бывают ослабленными, более подверженными инфекционным заболеваниям. Они дольше проходят период адаптации после родов, хуже переносят вакцинацию (часто получают временный отвод от прививок).

Малыши после родов теряют в весе больше, чем положено, хуже набирают его, не могут долго находиться у груди (ведь сосание для новорожденного — труд, требующий усилий).

Алкоголь

Спиртное, оказавшись у нас в организме, подвергается раз­личным физическим и химическим процессам. Спирт вса­сывается в кровь через слизистую оболочку кишечника и попадает в общую систему кровотока. В результате его пере­работки образуются продукты полураспада алкоголя, кото­рые являются токсичными для человека.

Именно с действи­ем этих веществ связанно отравление, именуемое в народе похмельем. Поскольку связь между мамой и плодом осу­ществляется через кровоток, токсичные продукты полурас­пада алкоголя, циркулирующие в материнском кровотоке, могут попадать в кровеносную систему малыша.

Представь­те себе, какой вред могут нанести эти токсины крохотному человечку с неокрепшим иммунитетом, если даже взрослый и сильный человек так страдает от похмельного синдрома!

Употребление алкоголя способствует повышению артери­ального давления (АД). Поэтому для женщин, склонных к пе­риодическому или систематическому подъему АД, алкоголь опасен вдвойне.

Систематическая гипертензия (повышенное артериальное давление крови) приводит к ухудшению крово­обращения в плаценте — важнейшем органе, обеспечиваю­щем связь между матерью и плодом. Снижение плацентар­ного кровотока вызывает нарушение роста и развития плода (СЗРП — синдром задержки развития плода).

Это тяжелые и крайне нежелательные осложнения беременности, зачастую требующие длительного стационарного лечения.

Другим следствием подъема АД в результате приема ал­коголя может стать повышение тонуса матки, что является основной причиной угрозы прерывания беременности на любом сроке.

Поскольку в данном случае гипертонус матки сочетается с повышением давления в плацентарных сосу­дах, в результате может произойти преждевременная от­слойка плаценты.

Это осложнение требует экстренной меди­цинской помощи и угрожает жизни матери и плода.

Переедание

Многие думают, что беременность — замечательный повод побаловать себя чем-нибудь вкусненьким: лишние кило­граммы в этот период естественны и вреда не принесут. Это в корне неправильное рассуждение. Лишние килограммы в прямом смысле вредят здоровью, причем не только мамы, но и малыша, порой ставя под угрозу сам факт беременно­сти.

Переедание приводит к нарушению обмена веществ и образованию избыточного веса, повышая из без того высо­кую в этот период нагрузку на сердечно-сосудистую систему. На фоне патологической прибавки массы тела у будущей мамы всегда повышается давление, нарастает тонус матки, снижается плацентарный крово­ток.

В результате таких изменений плод испы­тывает недостаток питания и кислорода — раз­вивается фетоплацентарная недостаточность, нередко приводящая к острому кислородному голоданию плода.

Беременные со значитель­ной прибавкой веса (15 кг и более) входят в группу риска по развитию позднего токсикоза (гестоза), характеризующегося нарушением функции почек, повышением артериального давления, отеками и появлением в моче белка.

Без своевременного лечения это осложнение может привести к преждевременной отслойке плаценты, инфарктам и инсультам, развитию эклампсии (судорожного синдрома), маточного кровотечения. К сожалению, эти опасные ос­ложнения, ставящие под угрозу жизнь матери и ребенка, в подавляющем большинстве случаев (82%!) развиваются у беременных с патологи­ческой прибавкой веса на фоне переедания.

Гиподинамия

Многие женщины считают, что на время бере­менности безопасней отказаться от любых фи­зических нагрузок и провести период ожидания малыша в режиме «на диване». На самом деле полное исключение физической активности мо­жет нанести значительный вред.

Малоподвиж­ный образ жизни будущей мамы способствует замедлению общего и плацентарного кровото­ка, что, в свою очередь, отрицательно сказы­вается на питании, дыхании и обмене веществ плода.

Кроме того, снижение двигательной ак­тивности приводит к образованию венозного застоя в области малого таза, следствием ко­торого обычно является развитие варикозного расширения вен таза, промежности и нижних конечностей, а также геморрой.

Наконец, лежа­ние на диване в сочетании с усиленным рацио­ном питания вызывает значительную прибавку веса беременной, о печальных последствиях которой говорилось выше.

Читайте также:  Профилактика гриппа в доу, профилактика гриппа и орви в доу

Излишние физические нагрузки

Не менее вредным для плода, чем гиподина­мия, будет и повышенное физическое напряже­ние. К «запретным» нагрузкам относится подъ­ем и перенос тяжестей (свыше 5 кг), резкие движения, виды спорта, связанные с напряже­нием пресса.

Поднимая тяжести, будущая мама значительно напрягает мышцы брюшного прес­са, в результате чего повышается тонус матки — возникает угроза прерывания беременности или преждевременных родов (в конце бере­менности).

По этой же причине на весь период ожидания малыша следует отказаться от любых видов спорта, упражнений и жизненных ситуа­ций, связанных с напряжением пресса. Беременной опасно делать резкие, поры­вистые движения поднятыми руками — как, например, при игре в большой теннис или бадминтон.

При таком движении-рывке рез­ко сокращается диафрагма — самая мощ­ная мышца брюшного пресса, разделяющая грудную клетку и брюшную полость. Сокра­щению подвергается и расположенное под диафрагмой дно беременной матки.

В этой части матки чаще всего прикрепляется плацента — орган, от которого зависит жизнь плода в течение всей беременности. Через плаценту малыш дышит и питается, связываясь с организ­мом матери. В результате резкого сокращения дна матки плацента может отделиться от ее стенки. Последствия пре­ждевременной отслойки плаценты бывают самыми пе­чальными — как для малыша, так и для мамы.

Тесная одежда

Проблема тесной одежды в том, что она стягивает ткани и нарушает в них кровообращение. При общем ухудшении кровотока неминуемо снижается кровообращение на уров­не матки. Это, в свою очередь, приводит к ухудшению пита­ния и развитию гипоксии плода.

Помимо этого, тесная одежда ограничивает рост матки, а для полноценного роста и развития малышу совершенно не­обходимо определенное жизненное пространство.

Двигаясь в околоплодных водах, эмбрион усиливает свое кровообра­щение, приобретает новые навыки, реализует рефлексы. Наконец, ограничение размеров матки приводит к замедле­нию роста плода.

Недостаточное жизненное пространство и количество плодных вод могут спровоцировать аномалии его развития: образование сращений органов между собой и со стенками матки, искривление скелета и др.

Бытовая химия

Во время беременности нельзя контактировать с красками, лаками, ацетоном и средствами бытовой химии. Эти веще­ства токсичны. Для будущей мамы химические вещества особенно опасны: они обладают тератогенным эффектом, то есть оказывают повреждающее влияние на плод.

Испаре­ния от обычных средств бытовой химии, которые используют для уборки помещения или ремонта, могут спровоцировать различные нарушения развития плода.

Поэтому от личного участия в ремонте или домашней уборке с использованием таких средств будущей маме надо твердо отказаться на весь период беременности.

Производственные «вредности»

Это объемное понятие, включающее все виды физического и химического воздействия на производстве, где трудится будущая мама, которые могут навредить здоровью и раз­витию плода: шумы, значительная вибрация, слишком высо­кая (горячий цех) или низкая (холодильные установки, работа на улице в холодное время года) температура окружающей среды, пыль и химические испарения, излучение. Все пере­численные особенности работы могут пагубно повлиять на течение беременности и косвенно отразиться на развитии и здоровье малыша. Такие «вредности», как контакт будущей мамы с химическими реагентами, испарениями, вредным из­лучением, влияют на плод прямым образом и могут привести к формированию тяжелых пороков развития малыша. Поэтому женщина, работающая в условиях вредных производствен­ных факторов, вправе потребовать перевести ее на время беременности на другую, более безопасную должность.

Никакого самолечения

Важно понимать, что будущая мама, самостоятельно «назначаю­щая» себе лечение или «отменяющая» лекарства, рекомендован­ные специалистом, рискует сама и подвергает огромному риску здоровье своего малыша.

Принимая самостоятельные решения о необходимости того или иного метода обследования или приема лекарственного препарата, будущие мамы руководствуются только собственным непрофессиональным мнением. Наиболее распро­страненные источники — форумы в Интернете.

К сожалению, предо­ставляемая там информация зачастую совершенно непрофессио­нальна, является чьим-то сугубо личным опытом и в большинстве случаев несет эмоциональную окраску.

Не имея специального ме­дицинского образования, будущей маме довольно сложно отличить профессиональный совет от «сарафанного радио», определить при­менимость найденной рекомендации к своему конкретному случаю и сделать правильное диагностическое заключение.

Ведь одни и те же симптомы встречаются сразу при нескольких заболеваниях! Для того чтобы правильно поставить диагноз и индивидуально по­добрать необходимое лечение, нужен объективный взгляд профес­сионала — врача, знающего и учитывающего все особенности здо­ровья и течения беременности будущей мамы.

«Внутрисосудистое свертывание крови при COVID-19 определяет весь ход болезни»

Сегодня известно, что при COVID-19, в первую очередь, страдает свертывающая система крови. Вот почему у всех умерших от осложнений новой коронавирусной инфекции находят большое количество тромбов.

Как это объяснить? Почему это заметили не сразу? Каким образом и почему это происходит? Можно ли предотвратить развитие такого осложнения? Об этом – наш разговор с А.Д.

Макацария, академиком РАН, одним из крупнейших в мире специалистов по изучению нарушений свертываемости крови, создателем Школы клинической гемостазиологии, заведующим кафедрой Сеченовского университета.

Александр Давидович и его ученики активно сотрудничают с университетом Сорбонны, Венским, Римским, Миланским и Тель-Авивским университетами, Технион в Хайфе. Под его руководителем защищено 150 кандидатских и докторских диссертаций. Автор более 1200 научных трудов, в том числе 40 монографий.

– Александр Давидович, в последнее время во всем мире появляется всё больше сообщений о том, что при COVID-19 страдает свертывающая система крови. Так ли это, и если да, то чем вы объясняете этот феномен?

Безусловно, это так. Более того, хочу сказать, что практически нет такой инфекции (вирусной или, тем более, бактериальной), которая бы не влияла на свертывание крови.

Доказательство тому – учение о сепсисе и септическом шоке как универсальной модели ДВС-синдрома – синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови.

Степень тяжести тромботических нарушений зависит от особенностей возбудителя и организма-хозяина (иммунная система, система гемостаза, наличие сопутствующих заболеваний и т.д.).

– Но ведь не у всех пациентов развивается сепсис и септический шок?

– Конечно, не у всех. Поэтому очень актуальным и далеко не изученным в настоящее время является механизм патогенеза осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией.

Во многом это обусловлено особенностями вируса, а также особенностями организма человека, начиная от количества и качества рецепторов, представленных у человека и их способностью связываться с этим вирусом.

Безусловно, на исходы заболевания огромное влияние оказывает коморбидность, то есть наличие сопутствующих хронических заболеваний у пациента.

Почему, по вашему мнению, эта особенность течения болезни проявилась не сразу?

— Я считаю, что все это проявилось сразу, но не было адекватно оценено врачами изначально: еще не было такого количества вскрытий и широкого тестирования на гемостазиологические маркеры. Надо сказать, мы занимаемся изучением этой проблемы довольно давно, практически с самого начала эпидемии.

Еще в самом начале апреля мы опубликовали работу, основанную на первых наблюдениях наших китайских коллег. Работа называлась «COVID-19 и синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови».

Она имела чрезвычайно широкий резонанс, поскольку уже тогда врачи начали понимать роль свертывающей системы крови в инфекционном процессе.

Каков механизм тромбообразования при covid-19 и отличается ли он от этого процесса при других патологиях?

– Это очень непростой вопрос. На сегодняшний день однозначно можно утверждать – при этом вирусе с самого начала имеет место активация гемостаза, внутрисосудистое свертывание крови и тромбообразование в сосудах мелкого калибра жизненно важных органов.

При этом повреждаются не только легкие, а блокада микроциркуляции и ее необратимый характер определяют исход заболевания. Позднее начало антикоагулянтной терапии является неблагоприятным фактором.

Причем этот процесс внутрисосудистого свертывания в капиллярах легкого играет важную роль в развитии острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), о котором все говорят. Но далеко не все с самого начала уловили связь между внутрисосудистым свертыванием крови и ОРДС.

В западной литературе даже появился термин «легочная интраваскулярная коагуляция». Практически во всех случаях имеет место активация системного воспалительного ответа. Это общебиологическая реакция, которая особенно проявляется в ответ на инфекцию, вирусные возбудители. Международные организации признали, что коронавирусная инфекция – это сепсис.

С другой стороны, международная организация по тромбозу и гемостазу в абсолютном числе случаев признала наличие ДВС-синдрома у тяжелых больных с COVID-19 . Сочетание сепсиса и коагулопатии – это септический шок. Еще китайские коллеги указывали, что в 92% случаев больные умирают от септического шока.

Конечно, нельзя отрицать, что наряду с вирусом причиной септического шока может быть присоединение вторичной бактериальной инфекции.

У больных COVID-19 и нарушениями в системе гемостаза, как правило, имеет место гиперферритинемия, которая возникает при критических состояниях как реактант острой фазы воспаления и характеризуется цитокиновым штормом вследствие гиперактивации макрофагов и моноцитов.

Вследствие этого вырабатывается большое количество ферритина – сложного белкового комплекса, выполняющего роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных. В данном случае это всегда белок острой фазы, маркер тяжелого воспаления, а вовсе не показатель перегрузки железом, как можно подумать на первый взгляд.

Таким образом, цитокиновый и тромботический шторм усугубляют состояние больного и определяют степень тяжести. Но есть и особенности.

Читайте также:  Как происходит питание ребенка внутри матери в течение беременности

Возможно, при COVID-19 в первую очередь повреждается фибринолиз – часть системы гемостаза, которая обеспечивает процесс разрушения уже сформированных кровяных сгустков, тем самым, выполняя защитную функцию предотвращения закупорки кровеносных сосудов фибриновыми сгустками.

Отсюда синдром фибринирования при меньшей частоте геморрагических осложнений. И отсюда же открывается перспектива применения тромболитиков, о чем сейчас так много говорят и пишут. А впервые предложили такую схему наши американские коллеги.

– А ведь есть немало людей с нарушениями свертываемости крови. Сейчас, во время эпидемии, для них настали трудные времена.

– Это так.

В нашей популяции есть люди не только с явными, но и со скрытыми нарушениями гемостаза, предрасполагающими к тромбозам – генетические тромбофилии, антифосфолипидный синдром и ряд других заболеваний, сопровождающихся избыточной активацией системы гемостаза; а также люди с высокой готовностью к супервоспалительному ответу (врожденные факторы и ряд ревматологических и иммунных заболеваний). Им сейчас важно контролировать своё состояние, а врачам не забывать об этом.

И, наконец, COVID-19 – это тромбовоспаление. Это, по сути, вирус-опосредованная модель NET-оза, которая характеризует тесную взаимосвязь таких биологических процессов, как воспаление и тромбообразование.

Нейтрофилы и выделяемые ими внеклеточные ловушки нейтрофилов (NET) играют огромную роль в развитии так называемых иммунотромбозов.

Это одно из приоритетных научных направлений сегодня , которое мы сейчас вместе с учениками и в том числе зарубежными коллегами также разрабатываем.

Вообще надо сказать, что открытие NET расширило горизонты в понимании биологии нейтрофилов и роли этих клеток в организме. Использование организмом хозяина хроматина в сочетании с внутриклеточными белками в качестве естественного противомикробного агента имеет древнюю историю и меняет наше представление о хроматине как только о носителе генетической информации.

Благодаря избыточному и неконтролируемому формированию NET, нейтрофилы могут способствовать развитию патологического венозного и артериального тромбоза, или «иммунотромбоза», а также играют важную роль в процессах атеротромбоза и атеросклероза. Высвобождение NET является, как выяснилось, одной из причин тромбообразования при таких состояниях, как сепсис и рак.

Наличие NET при этих заболеваниях и состояниях дает возможность использовать их или отдельные компоненты в качестве потенциальных биомаркеров. NET и их компоненты могут быть привлекательны в качестве терапевтических мишеней. Дальнейшие исследования нейтрофилов и NET необходимы для разработки новых подходов к диагностике и лечению воспалительных и тромботических состояний.

Размышляя о высокой летальности у пациентов, которым пришлось применить ИВЛ, вы констатируете, что мы, возможно, пошли не тем путем. А какой путь может оказаться более верным?

Да, я имел в виду, что при оценке вентиляционно-перфузионных нарушений при COVID-19 превалируют перфузионные нарушения, нарушения микроциркуляции, а это значит, что главная терапевтическая мишень – восстановление нормальной перфузии тканей, то есть противотромботическая терапия, а возможно, даже и фибринолитическая. Механическая вентиляция не может решить вопрос перфузионных нарушений.

– Видите ли вы, что в связи с эпидемией стали более частыми проблемы тромбообразования в акушерско-гинекологической практике?

Случилось так, что во многом и благодаря нашим стараниям (лекциям и публикациям), большинство акушеров сегодня осведомлены о том, что беременность – это состояние так называемой физиологической гиперкоагуляции, и этим пациенткам нередко назначаются антикоагулянты во время беременности. Тем не менее, требуются дальнейшие исследования для вынесения суждения о частоте тромбозов у беременных с COVID-19.

Вообще надо сказать, что большинство осложнений беременности либо обусловлены, либо сочетаются с высоким тромбогенным потенциалом.

Генетические факторы свертывания крови, особенно антифосфолипидный синдром, являются факторами риска огромного количества осложнений беременности – это и внутриутробные гибели плода, и неудачи ЭКО, и задержка внутриутробного развития плода, и преждевременная отслойка плаценты, что приводит к тяжелым тромбогеморрагическим осложнениям, это, наконец, тромбозы и тромбоэмболии. Поэтому, конечно, можно ожидать, что в условиях COVID-19 эти осложнения могут представлять собой еще большую опасность. Ведь вирус может быть фактором, активирующим факторы свертываемости крови. Конечно, тут нужны обобщающие исследования, но уже сейчас наши отдельные наблюдения говорят о том, что риск таких осложнений возрастает.

– Являются ли, на ваш взгляд, одним из проявлений этой проблемы случаи тяжелого течения covid-19 в педиатрии (состояния, похожие на синдром Кавасаки)?

Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус призвал врачей всех стран обратить особое внимание на сообщения о том, что у некоторых детей, заразившихся коронавирусом, проявляются симптомы, схожие с еще одним заболеванием — синдромом Кавасаки (мультисистемным воспалительным синдромом). Действительно, в сообщениях из Европы и Северной Америки говорилось, что некоторое число детей поступало в отделения интенсивной терапии с мультисистемным воспалительным состоянием, с некоторыми симптомами, похожими на синдром Кавасаки и синдром токсического шока.

Синдром Кавасаки был впервые описан в 1967 году японским педиатром по имени Томисаку Кавасаки. Он обычно поражает детей до пяти лет.

При этом синдроме у пациента начинается воспаление кровеносных сосудов (васкулит) и лихорадка.

Болезнь Кавасаки имеет четко выраженный набор симптомов, включая постоянно высокую температуру, покраснение глаз и области вокруг рта, сыпь на теле и покраснение и отек ног и рук.

13 мая нынешнего года в авторитетном медицинском издании The Lancet было опубликовано исследование итальянских врачей, которые сообщили, что в провинции Бергамо, одной из наиболее пострадавших от эпидемии коронавируса, была зафиксирована вспышка синдрома Кавасаки или схожего с ним синдрома.

Важно, что в большинстве случаев дети также имели положительный результат теста на антитела к КОВИД-19, предполагая, что синдром последовал за вирусной инфекцией.

Болезнь Кавасаки имеет тенденцию проявляться в группах генетически похожих детей и может выглядеть немного по-разному в зависимости от генетики, лежащей в основе группы. Это говорит о том, что различные триггеры могут вызывать воспалительную реакцию у детей с определенной генетической предрасположенностью.

Вполне возможно, что атипичная пневмония SARS-COV-2, вызванная вирусом COVID-19, является одним из таких триггеров. Это важный вопрос, требующий пристального изучения.

– Александр Давидович, как вы думаете, почему у всех COVID-19 проявляется по-разному?

Тут очень важна проблема факторов риска. Всё дело в том, что, помимо видимых болезней типа сахарного диабета или гипертонии, существуют болезни невидимые, о которых мы зачастую даже не подозреваем. В последние годы большое распространение получило учение о генетической тромбофилии.

Во всем мире это примерно до 20 процентов людей, которые являются носителями той или иной формы генетической тромбофилии. С этим можно жить сто лет, но если возникает инфекция, травма, делается операция – больной может погибнуть от тромбоэмболии, даже если операция выполнена на высочайшем техническом уровне.

Причиной тому – скрытая генетическая тромбофилия – мутация, которая делает её носителя подверженным высокому риску тромбообразования.

Одна из форм тромбофилии – так называемая гипергомоцистеинемия, которая может быть как приобретенной так и генетически обусловленной, также может быть важным фактором тромбозов, инфарктов, инсультов. А сейчас есть данные о том, что гипергомоцистеинемия усугубляется и при SARS-CoV2 инфекции.

Соответственно, в группу риска входят все те, у кого повышен уровень гомоцистеина в крови , но человек может не знать об этом. Поэтому мы сейчас начали масштабное исследование по выявлению этих групп риска, выделению различных форм тромбофилии у больных с COVID-19.

Наша цель – узнать, входят ли эти люди в группы риска по развитию тяжелых осложнений новой коронавирусной инфекции.

Высокая контагиозность вируса и большое количество заболевших поневоле «позволяет» вирусу выявить людей с изначальной явной или скрытой предрасположенностью к тромбозам.

Это пациенты не только с генетической тромбофилией или антифосфолипидным синдромом, но и с сахарным диабетом, ожирением, ревматическими болезнями и другими патологическими состояниями, ассоциированными с повышенным свертыванием и/или воспалением.

– Какие методы профилактики и лечения covid-19 вы считаете перспективными?

– Помимо уже названных, это противовирусная терапия, терапия специфическими иммуноглобулинами, противотромботическая терапия и лечение, направленное на снижение воспаления (так называемые антицитокиновые препараты).

Многое нам предстоит ещё понять об этом новом для нас заболевании, но постепенно мы движемся в сторону лучшего объяснения многих его механизмов.

Вы знаете, я всегда много работал, но, пожалуй, никогда ещё я не был так занят исследовательской и практической работой, как сейчас. Уверен, что она даст свои важные результаты.

Беседу вела Наталия Лескова.

Ссылка на публикацию: medbook.ru

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *