Кормление грудью с точки зрения психологии

Кормление грудью с точки зрения психологии

Авторы: Фатеева Е.М., Коваленко Н.П.

Психологические аспекты грудного вскармливания

ГУ НИИ Питания РАМН (Москва) Ассоциация перинатальной психологии и медицины (Санкт-Петербург)

За последнее десятилетие в Российской Федерации произошли неблагоприятные демографические сдвиги, характеризующиеся сокращением количества населения, в том числе детского и ухудшением их здоровья. Снижается распространенность и продолжительность грудного вскармливания.

В этих условиях особое значение приобретает здоровье новорожденных, прямо зависящего от соматического, психического, репродуктивного здоровья родителей и полноценного естественного вскармливания младенца на 1-ом году жизни.

Становится очевидным, что для акушерства, неонатологии в XXI веке необходим выход на новый методический уровень, использующий в профилактических программах достижения смежных дисциплин: физиологии, нутрициологии, психологии, в частности, перинатальной психологии.

В отечественной литературе серьезных работ о значении перинатальной психологии пока недостаточно. В то же время еще в 1971 году в Вене ученик 3. Фрейда — Д. Грабен организовал общество по перинатальной психологии.

В 1983 году в Торонто состоялся первый американский конгресс по пре- и перинатальному воспитанию. Назрела необходимость внедрения перинатальной психологии в акушерско-педиатрическую практику и в России.

Известно, что во время беременности психика женщины весьма изменчива и нередко с негативными проявлениями, что отрицательно сказывается на состоянии самой женщины и ее развивающегося плода, процесса родов и лактационной функции (Фатеева Е.М., Чокырла Л.Ф., Шищепко В.М., Нарцисов Р.П. и др., 1990).

Особенности поведения плода, отражающие его отношения с матерью, удалось снять на кинопленку (Нельсон Л., цитировано по Брусиловскому А.И., 1994). Зафиксирована необычайно «насыщенная» жизнь плода в утробе матери.

Кадры фильма отразили реакцию пятимесячного плода на изменения, происходящие в организме беременной. Плод совершает судорожные движения, у него учащается сердцебиение, если она волнуется или испытывает эмоциональный стресс.

Стресс нередко сопровождается токсикозом первой половины беременности (42,26%) (Меерсон Ф.З., 1981), ранним развитием гестозов (45,45%). На этом фоне формируется хроническая плацентарная недостаточность.

В результате в 76% случаев младенцы рождаются в состоянии гипоксии различной степени тяжести, в 28,21% случаев им требуется длительная реабилитационная терапия.

Беременность у женщины с маркерами эмоционального стресса в 73,43% заканчивается срочными родами, в 16,63% случаев преждевременными родами и 10,86% выкидышами, что свидетельствует о нарушении родовой доминанты.

Следует отметить также, что в обществе в современных условиях стремительно меняются взгляды на «модель материнства», сложившиеся в течение десятков тысяч лет.

Обеспечение материнских функций, начиная с беременности, родов, ухода за новорожденным, его вскармливания и далее, требует пребывания в особо напряженном состоянии не всегда приемлемым для современной женщины, стремящейся к независимости, профессиональной карьере, свободе.

Нередко в воспитании ребенка мать не имеет достойных помощников. Со­временная статистика констатирует увеличение процента незарегистрированных браков; увеличение числа разводов. Реалии настоящего времени — это неполная семья.

Ситуация в современном европейско-американском обществе может быть квалифицированакак потеря пути к «модели материнства». Настоящее время характеризуется нали­чием большого количества женщин, у которых отсутствуют качества, составляющие «модель материнства» (Филиппова Г.Г., 2002).

Положение усугубляется разрывом связей между поколениями, потерей традиционных форм опыта материнско-детского взаимодействия. Кроме того, уменьшение количества детей в семье способствует тому же. Возникает потребность в повышении матерями родительской компетенции.

Для этого они должны получать обучение, в организации которого должны принимать участие и перинатальные психологи. В 1992 году А. Бертин выделила фактор качества эмоциональной связи, существующей между плодом и беременной. Эта связь начинается с появления тактильной чувствительности.

Кожа плода подвергается непрерывному воздействию мышц матки и брюшной стенки матери. Установление связи с плодом на чувствительно-эмоциональном уровне — гаптономия (контакт через прикосновение) очень важны стимуляции развития плода.

В настоящее время появляется квалифицированная категория специалистов психологов, занимающихся подготовкой беременных к родам, материнству с помощью современных знаний о психической природе человека в этот период и о влиянии этих особенностей на развивающийся плод. Данная область и есть перинатальная психология (Бертин А., 1992).

Это направление еще не внедрено в государственную систему ЛПУ родовспоможения и детства, однако уже имеются некоторые предварительные положительные результаты использования программ перинатальной психологии в дородовой подготовке (Коваленко Н.П., 2001). Успешность течения беременности, родов, благополучная ситуация с грудным вскармливанием достигает в этих случаях 80–90% (Девятых И.Л.

, 2002), что намного превышает средние показатели (Филиппова Г.Г., 2002).

В программы перинатальной психологии для беременных женщин включены тренинговые занятия и сеансы релаксации с использованием музыки, цветотерапии, различных типов дыхания, визуализации и других методов.

При этом оценивается ситуативная и личная тревожность по шкале Ч.Д. Спилбергера, психофизическое состояние по методике САН (самочувствие, активность, настроение), уровень самооценкитревожности.

Проводится анализ медицинских карт, медико-психологических опросников (Чичерина Н.А., 2002).

Работа психолога направлена на позитивное подкрепление эмоционального настроя и мыслительной деятельности беременной женщины, что оказывает воздействие и на плод.

Занятия групповые или индивидуальные проводятся, начиная с 2-х — 3-х месяцев беременности в течение 2-х месяцев с повторением ближе к родам, начиная с 6–7 месяцев. Акцентируется положительное отношение к беременности.

Выясняются индивидуальные проблемы: тревожность, страх, боль, печаль, эмоциональные расстройства, депрессия.

Применяются следующие методы: телесноориентированная, дыхательная терапия, голосение, пение (включающие грудной резонатор, исполнение колыбельной, родовой песен), спонтанные движения, пластика под определенную музыку; индивидуальная релаксация под музыку; арттерапия (проводится два раза — в середине цикла и ближе к родам); голосотерапия (прозвучивание тела до получения обезболивающего эффекта), музыкотерапия, эргонатика; навыки разрядки напряжения (Чичерина Н.А., 2002). Телесноориентированная терапия, способствует адаптации к изменению тела во время беременности, обучает воспринимать это изменение не как «тяжесть», а как увеличение «силы».

Телесноориентированные подходы используются и для развития «доминанты лактации»: стимулируется культура прикосновений к груди в сочетании с взаимодействием мысленно с внутриутробным ребенком.

Таким образом, задачами перинатальной психологии являются помощь в формировании благоприятных эмоциональных условий для развития плода, в создании устойчивых позитивных установок по отношению к родам.

Также важной задачей перинатальной психологии является поддержка женщины в процессе реализации роли матери (акцентирование на функции кормления для подкрепления доминанты вскармливания).

Это является залогом формирования ресурсной связи в диаде мать-дитя (Фатеева Е.М., Царьгородская Т.В.,2000).

Преемственная работа психолога, акушера, неонатолога, педиатра на уровне ЛПУ родовспоможения и детства должна способствовать оздоровлению младенца и его матери. (Елкина Ю.П., Фатеева Е.М., Конь И.Я. и др., 1999).

В 1930 году академик А.А. Ухтомский сформулировал «принцип доминанты» как господствующий очаг возбуждения в ЦНС, тормозящий другие. В 1960 году профессор И.А.

Аршавский, изучая изменения, которые происходят в сознании женщины во время беременности и при рождении младенца, высказал мнение, что эффект этих этапов развития зависит от сформированности у женщины доминанты, обеспечивающей способность сосредоточить в нужном направлении физиологические и нервно-психиатрические процессы. Именно И.А. Аршавский предложил термин «материнская доминанта». Она включает в себя последова­тельно сменяющиеся «доминанты»: беременности, родов и вскармливания. Это состояние, когда женщина в данный период своей жизни всецело сосредоточена на благополучном выполнении своего высокого предназначения — материнства (Баженова О.В., Баз Л.Л., Копылов О.Л.,1993).

В 2001 году в Санкт-Петербурге впервые проведены исследования, которые подтверждают коррелятивную зависимость между показателями «доминанты беременности»: положительной эмоциональной настроенности на вынашивание, роды; запланированностью беременности, психологическим настроем на материнство — и «реальным вскармливанием грудью» (Коваленко Н.П., 2001).

Фактически проведенное исследование позволило отметить, что чем выраженнее настрой беременной на кормление ребенка грудью — «доминанта лактации», тем больше она кормит ребенка в реальности. Нормальные роды увеличивают желание матери кормить грудью (Коваленко-Маджуга Н.П., 1999).

Были использованы специально разработанные методы исследования: сбор информации из анамнезов, анкет, бесед. Полное исследование имело характер лонгитюда. Под наблюдением было 138 женщин в возрасте от 19 до 35 лет во время беременности, родов, по выписке из роддома.

Для углубления понимания психических и психологических особенностей беременных и рожениц было проведено детальное изучение формирования доминант беременности, родов, вскармливания и взаимосвязи между ними.

Анализ анкетных данных беременных женщин выявил, что 72% женщин данной выборки планировали рождение ребенка. Примерно 52% имели сформированную доминанту беременности. Доминанта родов — большинство обследуемых женщин (75%) выражали направленность на успешное родоразрешение, рождение здорового ребенка. Доминанта вскармливания была выражена больше, чем у половины женщин.

Таким образом, основные доминанты материнства, последовательно сменяющие одна другую, у женщин данной выборки в среднем были сформированы.

Анализ показал, что корреляционная плеяда параметров «доминанта беременности» коррелирует с параметрами — «реальное вскармливание грудью», «возраст», запланированность беременности», «эмоции на беременность».

На «доминанту беременности» оказывает прямое влияние эмоциональное отношение к беременности, психологический настрой женщины на материнство, которое начинается с запланированности беременности. При таких обстоятельствах грудное вскармливание родившихся детей нередко превышает 12 мес.

Также выявлена положительная взаимосвязь параметров «доминанта родов» и «доминанта вскармливания». Кроме этого, параметр «доминанта родов» положительно коррелирует с параметром «данные ребенка», «реальное вскармливание грудью», «настрой на кормление», «положительные эмоции на появление ребенка».

Становится очевидным, что полноценное грудное вскармливание младенца формируется из положительного, осознанного отношения женщины к своему святому долгу — материнству. Причем особую роль в этом отношении играет ее эмоциональное состояние.

Эти результаты совпадают с данными исследований, проведенных в Москве в 1999–2000 годах в родильном доме № 6 им. Абрикосова, которому первому в Москве присвоено звание ВОЗ/ЮНИСЕФ «Больница улыбается ребенку».

Программа включала в себя задачи по психологической оптимизации течения беременности, подготовки к родам, по выработке «доминанты лактации» с участием квалифицированного психолога (Коваленко Н.П., 2005).

В родильном доме стремились выработать доброжелательное отношение к поступившим женщинам, к физиологическим родам, к соблюдению современной технологии грудного вскармливания, соответствующим декларации ВОЗ/ЮНИСЕФ (1989), существенно отличающимся от инструкций, существующих в России до 1995 года (см. табл. 1).

Практика до 1995 года после 1995 года
Прикладывание к груди после родов через 12–24 часа в течение 30–40 минут
Пребывание матери и ребенка в родильном доме раздельное только совместное
Режим кормления по часам свободный
Питьевой режим допаивание до 150 мл 5% глюкозы или физраствора и день без допаивания

По выписке из родильного дома за матерью и младенцем продолжали наблюдение педиатр, психолог, медсестра с соблюдением патронажа на дому в течение 1-го месяца жизни и далее в детской поликлинике.

Перевод беременной на роды в родильный дом, а затем матери с младенцем по выписке домой на 5–6 день после рождения сопровождается передачей 3-х обменных карт с печатью «поддержка грудного вскармливания» — женская консультация — роддом — детская поликлиника (ВОЗ/ЮНИСЕФ, 1989). Такая поэтапная работа дала положительные результаты:

Катамнестические наблюдения проведены у 150 пар «мать — дитя» при возрасте детей от 1 месяца до 11 месяцев 29 дней жизни. Проводилось непосредственное наблюдение, и в некоторых случаях использовались телефонные интервью по специальной схеме.

Результаты продолжительности грудного вскармливания у этой группы детей составили: до 1-го месяца — 94%, до 3-х месяцев — 92%, до 6-ти месяцев — 58%, до 9-ти месяцев — 46%, до 1-го года — 15% (Фатеева Е.М., Глошинская М.В., Конь И.Я.).

При этом официальные статистические данные по городу Москве за 2001 и 2002 годы, как и за предыдущие, были значительно ниже: до 3-х месяцев — 25,3%, 27%; и до 6-ти месяцев — 10,1 и 11,6% соответственно (Фатеева Е.М., Прошин В.А., 2000).

Имеются преимущества в состоянии здоровья детей, находящихся на грудном вскармливании не менее 6-ти месяцев по сравнению с детьми, рано переведенными на искусственное вскармливание. Это относится к показателям физического и психического развития, выявлению алиментарно зависимых состояний, а также инфекционной заболеваемости.

Также у 2-х групп детей на разных режимах вскармливания были проведены клинико-биохимические исследования, которые позволяют рассматривать полученные в них результаты, как строго объективные доказательства преимущества свободного вскармливания над вскармливанием по часам. Это касается преобладания в объеме суточной лактации на 5-ый день жизни ребенка (537 ± 100 мл и 307 ± 30 мл соответственно), что связано с большей продукцией пищевых веществ за сутки в большем объеме, динамикой нарастания веса новорожденных (восстановление массы тела к 5-му дню жизни отмечалось у 24% детей первой группы и 11,2% второй), и значительно большей ферментативной активностью женского молока, что способствует его лучшему и более быстрому усвоению. Такая закономерность сохранялась и в трехмесячном возрасте (Фатеева Е.М., 2004).

Совместные с психологом исследования показали, что при свободном режиме вскармливания мать более уверена в достаточном количестве у нее молока и дольше кормит ребенка грудью по сравнению с матерями, кормящими по часам (Конь И.Я., Попович М.В., Фатеева Е.М. и др., 1999).

В заключение следует отметить, что сам процесс грудного вскармливания является не только средством обеспечения младенца идеальной пищей, но и элементом перинатальной психологии, связанным с неразрывным телесным, зрительным, речевым и психическим контактом «мать — дитя», приносящим радость и успокоение обоим (Фатеева Е.М., Царьгородская Т.В., 2000). При свободном вскармливании ребенок получает 10–12 кормлений в сутки и проводит у груди матери более 6 часов.

Читайте также:  Катаральная ангина у детей: симптомы и лечение ангины

Большая роль в регуляции развития ребенка принадлежит и самому составу женского молока. Помимо известных биологически активных факторов в его составе следует отметить недавно открытые — в частности, опиоиды (Грюнталь Н.А.

, 1997), имеющие прямое отношение к поведению и интеллектуальной деятельности ребенка, и «факторы роста нервов» в регуляторных белках молока, осуществляющие межнейронную связь между периферической и центральной нервной системой (Михеева И.

Г, и др., 2003).

В 2002 году в Удмуртии в Ижевской государственной медицинской академии выполнена работа, в которой изучено состояние здоровья новорожденных и детей 1-го года жизни, продолжительность грудного вскармливания в семьях, прошедших физио-психологическую профилактику и подготовку беременной и членов ее семьи к благополучному течению беременности и, так называемых, партнерских родов (Девятых И.Л., 2002). Обследовано 173 ребенка, из них 114 детей составили группу наблюдения (ГН), эти дети были рождены матерями, прошедшими подготовку по специальной программе перинатальной психологии. 59 детей составили группу сравнения (ГС), матери которых обучались по системе родовспоможения. Проведен анализ первичной медицинской документации (истории развития новорожденных) и карт развития ребенка. Дополнительно к общепринятым методикам изучалась фето-плацентарная система — анализ заключения морфологического исследования последов. Результаты всех исследований подвергнуты традиционным методам статистики. В группе наблюдений течение беременности, родов, здоровье детей было лучше. Так, поздние гестозы, анемия достоверно реже встречались в группе наблюдения,реже наблюдались аномалии родовой деятельности, преэклампсия (р < 0,05), оперативное родоразрешение произведено в 4,2 раза реже в ГН (5,2%), чем в ГС (22,0%). При анализе заключений морфологического исследования последов выявлено, что в группе наблюдений, достоверно чаще (р 

Грудное вскармливание глазами психолога. Психологическая помощь маме, налаживающей грудное вскармливание

Очень много сейчас пишется о проблеме грудного вскармливания, о том, что все меньше женщин кормят грудью своих малышей. Общество, разрушив традиционно большие семьи, отправив женщину из семьи на производство, сделало «слабый пол» более сильным, но вместе с тем менее приспособленным к материнству.

Современная молодая женщина, ждущая или уже родившая своего первенца, оказывается в центре некого ажиотажа вокруг темы грудного вскармливания.

С одной стороны, родная мама, вздыхая, говорит: «Ты знаешь, дочь, ведь у меня было совсем мало молока, и у тебя, наверно, не будет…»

  • С другой стороны, врач женской консультации или педиатр с профессиональной уверенностью заявляет, что залог здоровья ее ребенка — в ее руках, а точнее — в ее груди, ведь грудное молоко так полезно для растущего организма.
  • С третьей стороны, пропагандисты грудного вскармливания очень эмоционально борются за естественное питание для малыша и против всех искусственных смесей, и слушая их, некоторые молодые женщины, которые не смогли кормить грудью, испытывают чувство неполноценности.
  • Наконец, с четвертой стороны, лучшая подруга, у которой малышу больше года, говорит, что смесей огромный выбор, покормить из бутылочки могут и папа, и бабушка, а маме совершенно необязательно быть привязанной к малышу все 24 часа в сутки.

Высказывания каждой из сторон вызывают в женщине разные чувства — то тревогу и неуверенность, то радость и надежду. Мне как психологу очень хочется поддержать эту молодую маму и сказать ей: «В любом случае — будешь ли ты кормить ребенка грудью или нет — только ты сможешь быть для него самой лучшей мамой. Главное, чтобы, наряду с заботами и тревогами, в твоем материнстве было много радости!»

Действительно, психологические исследования говорят, что самые благополучные дети вырастают у мам, которые, ухаживая за младенцем, получали от этого удовольствие. Мне не хотелось бы, чтобы у читательниц этой статьи сложилось мнение, что я против грудного вскармливания.

Я — за, уже только потому, что это естественно, а у того, что естественно, всегда прочные основы. Но у любой агитации (в данном случае — исключительно за грудное вскармливание) всегда имеется оборотная сторона — любое действие в конечном итоге ведет к противодействию.

Без сомнения, уже в прошлом веке большое количество людей выросло и без грудного вскармливания. Это значит, что у младенца есть и другие способы испытывать физическую близость с матерью, что как раз и является основой здорового развития личности.

Вместе с тем, я сожалею каждый раз, когда мать не смогла кормить ребенка грудью, просто потому, что считаю: и мать и ребенок что-то теряют, не пережив этого опыта. Я говорю не о болезнях, а о таких вещах как богатство личности, сила характера, способность испытывать счастье, а также способность восставать и бунтовать.

Итак, грудное вскармливание естественным образом удовлетворяет потребности новорожденного и ребенка первого года жизни. Зная эти потребности, мама может удовлетворить их и в условиях искусственного вскармливания. Какие же это потребности?

Для начала давайте вспомним о том, чем отличается внутриутробная жизнь от жизни новорожденного с точки зрения сытости. Когда малыш находился в животике у мамы, к нему непрерывно поступали питательные вещества. Даже если женщина временами плохо питается (по причине токсикоза, например), к плоду все равно поступают необходимые вещества из запасов ее организма.

После рождения, а точнее — после того как из плаценты перестанет поступать кровь к малышу, он через некоторое время начинает испытывать дискомфорт. Малыш еще не знает, что этот дискомфорт называется голодом, и ему от этих ощущений очень тревожно: ведь он не знает, может ли его что-нибудь спасти.

И вот он получает мамину грудь, высасывает несколько капель молозива и понимает, что он спасен. Голод уходит, дискомфорт сменяется комфортным состоянием.

Но вот малыша понесли обрабатывать, взвешивать, пеленать — снова новые ощущения, снова страшно! Вернули к маме — вот она, грудь, так чудесно пахнет мамой. Малыш снова берет сосок в рот, сосет, успокаивается.

И вот малыш сосет, когда ему хочется есть, когда ему страшно, одиноко, когда ему больно или холодно, — ведь для него все эти ощущения пока новые и дискомфортные.

А еще маленький ребенок совсем не может ждать. Ему нужно, чтобы грудь появлялась сразу, как только ему это необходимо. И если мама рядом, если она дает грудь каждый раз, как малыш забеспокоился, то через некоторое время (от нескольких дней до 3-4 месяцев) ребенок начинает доверять маме, ведь основная психологическая задача первого года жизни — формирование базового доверия к миру.

Да, во время такого простого действия, как кормление грудью, закладывается способность взрослого человека переживать сложные и тяжелые события своей жизни, верить, что они закончатся, обращаться за помощью к другим людям.

Еще одна способность, которая формируется во время кормления малыша, — это способность получать удовольствие от процесса и от достижения цели.

Вот маленький ребенок, он голодный, напряжение растет: сначала он просто беспокоится, потом начинает плакать и в конце концов громко кричит. Но вот мама дала грудь. Сначала малыш сосет быстро, жадно, судорожно сглатывая.

Потом, когда проходит ощущение голода, сосание становится более медленным, на рожице малыша появляется выражение удовольствия — и вот малыш наелся и отвалился от груди. Какое блаженство!

И для ребенка, и для его мамы это — высший момент нежности и эмоциональной близости, к которому хочется возвращаться в течение всей жизни.

Однако некоторые мамы недооценивают это состояние, начинают сразу тормошить малыша, отвлекать его или отвлекаться самим. И как часто в нашей жизни мы видим людей, которые не умеют получать удовольствие от своих дел, будь то домашняя работа или профессиональная деятельность, а достигнув какой-либо цели, тут же отвлекают себя новыми делами — вместо того, чтобы насладиться достигнутым.

Еще одна потребность ребенка — потребность в телесном контакте. В мире животных существует такой факт: если, например, кошка тщательно не вылижет своих котят после рождения, они умрут от недостатка телесного контакта.

Так и новорожденный, и даже подросший ребенок нуждается в прикосновениях, поглаживаниях, в ношении на руках. Малыш получает это в достаточном количестве, когда мама пеленает его и кормит грудью, потому что если ребенок не находится круглые сутки в памперсах и не вскармливается из бутылочки, его так или иначе приходится часто брать на руки и трогать.

Но вот случаются не очень приятные моменты — малыш кусает грудь: мягко прикусывает ее или, крепко уцепившись за сосок, треплет ее, как рассерженный щенок. Что это такое?

Это первая агрессия ребенка по отношению к маме. Какая она незначительная по сравнению с той, что маме придется перетерпеть от своего растущего и взрослеющего ребенка!

Пережить эти укусы бывает сложновато, особенно если ребенок первый, и мама не знала, что так может быть. И тем не менее, ойкая, морщась и нежно сердясь, женщина переживает эти нападки и не отбирает у малыша грудь.

Таким образом, он получает еще один важный опыт — мир не рушится оттого, что я на него злюсь, мама принимает и любит меня в любом состоянии. Доверие к миру укрепляется и появляется чувство благодарности дающему.

Мы рассмотрели основные психологические потребности ребенка первого года жизни, и в основном речь шла о той ситуации, когда мама кормит малыша грудью. Что можно посоветовать мамам, которые — в силу тех или иных причин — вскармливают малыша искусственно?

Практически то же самое.

Почаще берите малыша на руки, кормите из бутылочки, держа ребенка у груди, по крайней мере в первые месяцы кормите не по расписанию, а тогда, когда малыш забеспокоится, не прерывайте телесного контакта сразу после кормления — пусть кроха понежится еще какое-то время у вас на руках. Если вы заметите, что малыш злится на бутылку, яростно грызет соску, не забирайте ее. Если бутылка случайно разобьется на глазах у малыша, быстро принесите новую.

И еще один момент: если ребенка кормят из бутылки, женщину может посетить мысль, что ребенок не так уж в ней и нуждается, ведь бутылку может дать любой: папа, няня, бабушка. Совет: не злоупотребляйте этой возможностью в первые 6-8 месяцев, потому что в это время любой ребенок нуждается в том, чтобы о нем заботилась именно мама.

Психологические причины проблем с грудным вскармливанием

На вебинаре «Методика психологического сопровождения женщин на этапе грудного вскармливания» Елена Бертова рассказала, какие психологические причины могут приводить к проблемам с грудным вскармливанием и как специалисту помочь женщине их решить.

Елена Павловна Бертова – психолог, специалист в области перинатальной психологии, преподаватель Гильдии психологов, психотерапевтов и тренеров им. профессора В.А. Ананьева, преподаватель Института практической психологии «Иматон», автор программ подготовки к родам.

«Если физиологических причин, почему грудное вскармливание не сложилось, нет, будем разбираться в психологических причинах:

Низкая самооценка женщины, отсутствие веры в себя

Эти вещи не берутся просто так во время беременности или грудного вскармливания. Эта ситуация не решена у женщины в жизни. Она уже в беременность и грудное вскармливание пришла с низкой самооценкой.

Когда девочка растёт, и за неё всё время решают, чего она хочет – кушать, гулять, этого мальчика любить или другого, то, конечно, самооценка будет страдать. Будет неуверенность в собственных силах.

И такая женщина, придя к беременности, будет искать «маму» в лице врача-гинеколога, врача-педиатра. И эта «мама» будет лучше знать.

Когда ко мне приходят на консультацию, я иногда в разговоре спрашиваю: «Могу ли я задать вам глупый вопрос? Вопрос глупый, поэтому, пожалуйста, дайте мне глупый ответ.

А если бы у этой ситуации – из области фантастики – была бы выгода, то она в чем?».

И женщина может ответить, что, пока у неё температура из-за лактостаза и она плохо себя чувствует, приедет мама и будет заниматься ребёнком, ведь мама лучше знает.

Здесь всё перемешено: низкая самооценка, недоверие к себе, инфантильная позиция, отсутствие сепарации, желание поддержки, которую человек не чувствует.

Читайте также:  Хронические отравления витамином Д у детей

Отсутствие адекватной поддержки со стороны семьи, медицинского персонала

Относительно грудного вскармливания я всегда говорю, что родные должны занимать две позиции: либо поддерживать, либо молчать. И просвещение, обучение медицинского персонала психологии беременных и рожениц – это очень здорово.

Защитой здесь является разделение ответственности: в консультировании мы занимаемся не воспитанием, мы выстраиваем партнёрские отношения, если это психология. В медицине больше детско-родительских отношений.

Отсутствие адекватной информации. Мифы о грудном вскармливании

Мифов о грудном вскармливании великое множество: наследственный фактор, размер груди, «пустое молоко», изменения фигуры, невозможность кормления после кесарева сечения и т.д, и т.п.

ВЕБИНАР: Методика комплексной дородовой подготовки

Участвовать

Хочу подробно остановиться на наследственном факторе. Что это такое? В медицине мы часто можем встретить такие фразы: «У вас наследственность плохая», «У вас в роду такое заболевание есть».

Когда мы слышим, что у нас плохая наследственность и есть определённое заболевание, это повышает нашу силу духа или мы чувствуем безысходность? Наследственный фактор к кормлению грудью никакого отношения не имеет.

Если мама грудью не кормила, это не означает, что женщина не может кормить. Причём, женщина может вскармливать одного ребёнка, но не вскармливать другого.

Я сталкиваюсь с таким фактором, что сложно быть счастливее собственных родителей, особенно, мам. И если не выстроены грамотные, нормальные отношения, то разве может женщина кормить ребёнка грудью, если мама не кормила? Мама ни при чём, вопрос отношения женщины к маме.

Наследственный фактор в психологии, для меня – это выстраивание правильных отношений. Если отношения выстроены правильно: родители дают энергию, дети берут, дети не встают на позицию родителей по отношению к маме и папе, тогда наследственный фактор не будет срабатывать.

Если женщина говорит вам на консультации, что мама не кормила грудью, поисследуйте её взаимоотношения с мамой, поговорите, что там происходило и какие у них сейчас отношения.

Неправильная организация грудного вскармливания

Неправильная организация режима – это незнание женщины. Ей могли сказать: «Не бери ребёнка лишний раз на руки, три часа выдерживай межу кормлениями», а её сердце разрывается на части, потому что ребёнок плачет. И из инстинкта самосохранения её тело будет заканчивать грудное вскармливание.

Трещины сосков – это неправильное прикладывание ребёнка к груди. Оно может возникать из-за того, что женщина не позаботилась о себе, кормит в неудобной позиции. А может быть, она боится приблизить ребёнка к себе, у нее есть ощущение, что она чем-то ему может навредить.

Неоднократно у меня были клиентки, которые использовали силиконовые накладки для груди, которые предохраняют сосок от ребёнка. У женщины много тревоги и страха: она боится, что ей опять будет больно. С медицинской точки зрения, к любому соску можно приложить ребёнка.

За выброс молока отвечает гормон окситоцин, который подавляется адреналином, гормонами стресса. И в любой ситуации лактостаза я спрашиваю: «А что было вчера?». И как правило, женщина говорит: «Ничего, всё как всегда». А я продолжаю спрашивать, что всё-таки было, кто что сказал.

И выясняется, что произошла ситуация, которая повлияла на выброс молока. Разбор этих ситуаций облегчает симптомы. Лучший способ борьбы с лактостазом – лёд на 20 мин, прикладывание ребёнка и льда к груди каждые три часа, чтобы прошёл отёк, и нормализация эмоционального состояния.

Инфантильная материнская позиция

Под инфантильной материнской позицией я подразумеваю ситуацию, когда женщина сама не выросла.

Инфантильную позицию мы можем встречать на разных этапах: с этим могут быть связаны и бесплодие, и проблемы с вынашиванием, и проблемы в родах, и проблемы в грудном вскармливании.

Это может проявляться в нежелании соблюдать диету, в уверенности, что мама лучше знает. А если ребёнка женщина отдаёт своей маме, то грудное вскармливание или бутылочки лучше?

Когда мотив рождения ребёнка – «Родители внуков хотят», то женщина рожает для них, тогда и грудное вскармливание не будет поддерживаться.

Неадекватный ситуации приоритет

Если женщина очень увлечена работой, учёбой, каким-то проектом, грудное вскармливание ей мешает и, конечно, не будет поддерживаться. Женщина может расставить приоритеты: «Да, я работаю, но я сцеживаю и передаю ребёнку своё молоко».

Важно, чтобы женщина определилась, как ей удобнее работать – с грудным вскармливанием или без него. Она должна признаться себе честно: работа важнее или ребёнок.

Мы даём ей понять, что она не будет плохой ни в том, ни в другом случае, она имеет право на это решение и это желание.

Неразрешенные конфликты с мужем

Бывают такие мотивы зачатия: «хочу, чтобы ребёнок скрепил наши отношения» или «хочу удержать мужчину». А появление ребёнка – очередной кризис семейных отношений, вся семья должна перестроить свои роли.

Но, если отношения были не выстроены, как поможет ребёнок, как он улучшит микроклимат в семье? Никак. Трещина в семье станет больше. И на такие конфликты мы можем выходить на консультациях по грудному вскармливанию.

Например, может быть навязывание чувства вины и манипулирование: «Посмотри, до чего ты меня довёл! Даже грудное вскармливание закончилось!».

Отсутствие опыта преемственности

Когда семьи многодетные, дети растут и видят, что мама вскармливает грудью. И где-то в подсознании отпечатывается, что так — правильно. Если ребёнок растет один, он этого не видит. У девочки, допустим, есть пупс из магазина, а он идёт в наборе с соской и бутылкой, и это тоже откладывается.

Я не претендую, что этот фактор решающий. Скорее речь идёт о том, что в жизни много факторов, которые складываются и потом приводят к проблемам с грудным вскармливанием. 

Перфекционизм

Перфекционизм – это убеждение, что идеал может и должен быть достигнут. В патологической форме – убеждение, что несовершенный результат работы не имеет права на существование.

Женщин-перфекционисток довольно много, эта проблема не взялась из ниоткуда при грудном вскармливании, но она будет «убивать» его. Миф, что существует идеальное материнство, очень культивируется, и женщины в интернете, в соцсетях видят великолепные картинки счастливых мам и счастливых малышей. И начинают сравнивать себя с показной жизнью.

Женщинам хочется успевать уборку, стирку, готовку, спорт, отдых. И я всегда им говорю: «Подождите. Первый месяц познакомьтесь с ребёнком, привыкнете к нему. Берите помощь, если вам помогают».

Наладить грудное вскармливание – важный приоритет.

Но перфекционистке невыгодно грудное вскармливание: она всё остальное не успевает! Перфекционизм будет разрушать женщину, потому что она несовершена». 

Детская психология и взрослая мифология

Начать надо с того, что в рамках детской психологии большая часть концепций, связанных с грудным вскармливанием, относится к психоанализу. Те, кто давно меня читают, знают, как я отношусь к психоанализу.

Главная особенность всех психоаналитических концепций – не просто в их неподтвержденности какими-либо исследованиями, но и в их принципиальной неподтверждаемости. Если кто читал Поппера – психоанализ нефальсифицируем; теоретические построения сделаны таким образом, что они принципиально не могут быть опровегрнуты, а следовательно, и подтверждены.

Начнем со сроков. Почему сакральным сроком «нормального» кормления считается один год, а не десять месяцев и не полтора года?Дело в том, что пионер теоретизирования на тему ГВ доктор Фрейд, который не наблюдал за реальными младенцами, а реконструировал события детства в процессе толкования психодинамических явлений своих взрослых пациентов, считал, что именно до года ребенок находится на т.н. оральной стадии психосексуального развития. На этой самой стадии сосание – главное занятие, обеспечивающее развитие. После года ребенок должен перейти на новую стадию – анальную, и решать проблемы приучения к горшку. Фрейд считал, что чрезмерное удовлетворение стремления к сосанию груди может привести к пассивности, зависимости в отношениях и тэ пэ. Эти мифы транслируются и по сей день. К слову, другие психоаналитики имели другое представление о том, когда же надо прекращать кормить: Мелани Кляйн считала, что полугода достаточно, Франсуаза Дольто и Винникотт говорили о 9 месяцах. Все эти сроки, в общем-то, высосаны из пальца, это чистое теоретизирование.Кстати, Дольто до кучи считала, что кормление после 9 месяцев может привести к умственной отсталости. Делала она это в то время, когда даже в СССР было неплохо известно, что умственную отсталость вызывает либо обширное повреждение коры головного мозга, либо длительная и жесткая депривация – какая бывает у детей, выросших с животными. Увы, Дольто такие частности не интересовали. Как специалист именно в этой сфере могу вам точно заявить, что кормление грудью хоть до пенсии никак не может вызвать умственную отсталость или задержку речевого развития. Причины у них совсем другие.Теперь – обо всех тех ужасах, которые ждут вовремя не отлученных детей.

Миф первый: длительное грудное вскармливание вызывает задержку развития у ребенка.

Источник мифа: психоаналитические представления о стадиях психического развития ребенка.

Например, у Дольто есть идея о том, что для того, чтобы у ребенка развивалась символическая коммуникация (речь), его надо отлучить от груди, так как кормление – это телесное общение, а не символическое.

Дольто доходит до того, что утверждает, что «дети с психопатологией – всегда те, кого матери неудачно отлучили от груди» (какая ересь, простигосподи, а ведь это были уже 80-е годы, можно было хоть немного поинтересоваться реальными детьми с психопатологией).

Какова особенность этих стадий? Наиболее важная – они умозрительны. Нет, точки в 1 год и в 3 года действительно являются некими «вехами» в развитии ребенка.

Но нет никаких свидетельств относительно того, что для ребенка до года важнее всего сосание, а от года до трех – приучение к горшку (чтобы приучение к горшку было бы ведущей деятельностью в раннем возрасте? Разве что в очень странной семье, чтоб сильнее не сказать).

В качестве основополагающих принципов развития и Дольто, и Фрейд, и Кляйн выдвигают нечто абсолютно умозрительное, чтобы не сказать – абсурдное.

Суровая реальность: дети на грудном вскармливании развиваются несколько быстрее, у них лучше развиты артикуляционные мышцы (за счет особого типа сосания), у них в среднем выше IQ.

Миф второй: в длительном кормлении есть нечто от инцеста.

Источник мифа: опять же фрейдовский психоанализ – представление о кормлении грудью как о первой сексуальной деятельности. Предполагается, что ребенок получает от кормления наслаждение, сравнимое с оргазмом (о как). Другой источник мифа – сексуализация груди в принципе.

Надо заметить, что эрогенные зоны, кроме половых органов, культурно-специфичны, и грудь является чем-то сексуальным отнюдь не во всех культурах. Таким образом, имеем извращенную логику: объявляем, что грудь – эрогенная зона, нечто, связанное с сексом, и раз ребенок ее сосет – это секс.

Если бы мы объявили табуированной зоной ямочку на затылке под косичкой, как в одном племени – жизнь наших детей была бы проще.

Читайте также:  Как учить ребенка переворачиваться: осваиваем повороты на бок и на живот

Реальность: когда ребенок ест, он ест ( и еще общается), а не занимается сексом. Он еще не в курсе, что в этой культуре решили прятать именно грудь, а не ямочку на затылке.

Не надо путать культурные условности с реальностью. Природой грудь была создана для кормления детей.

Третий миф: в молоке после года «ничего нет».Источник мифа: неизвестен, видимо, просто человеческая глупость, которая вездесуща. Как это в молоке может вообще ничего не быть – непонятно, оно как минимум белое и сладкое.

Реальность: молоко после года обладает куда большей пищевой ценностью, чем коровье молоко и продукты из него, которые рекомендованы для детского питания.

Четвертый миф: дети от длительного кормления вырастают инфантильными.Источник мифа: по-видимому, все те же психосексуальные стадии Фрейда и конкретно его представление о том, что дети, чье желание сосать «чрезмерно» удовлетворяли, могут стать крайне зависимыми от других людей.Опять же, Дольто считает, что для оптимального развития ребенку необходим опыт фрустрации – попросту, перед тем, как покормиться, полезно немного поорать. Через ощущение, что у него чего-то нет, ребенок получает опыт «Ощущения себя», выделения своего Я из прочих объектов и из матери.

Реальность: для начала – никто толком не может объяснить, что такое инфантильность. В целом, инфантильный человек – это какой-то такой, который лично мне не нравится (видимо). А уж говорить о трехлетке, что он инфантилен – полный абсурд: инфантильность – это детскость, а в три года странно не вести себя по-детски.

Касаемо «опыта фрустрации»: в целом, известно, что проораться не полезно, а вредно, и что это отнюдь не приводит к «выделению собственного Я», а в основном приводит к замедленному развитию, плохому набору веса и прочим проявлениям неблагополучия.

Хороша или плоха для ребенка ситуация, когда все его желания немедленно удовлетворяются, и если хороша/плоха, до до/с какого возраста – вопрос открытый, но жизненная реальность такова, что устроить ребенку удовлетворение всех его желаний немедленно просто физически невозможно, особенно после года.

Про влияние же кормления на функционирование во взрослом возрасте – конечно, никто это не исследовал, да и вряд ли это возможно. Так что все это остается голословным.

Миф пятый: после года кормление нужно только маме.

Источник мифа: неизвестен, видимо, какая-то рационализация своего нежелания видеть «неприемлимые» желания у ребенка.

Реальность: это не мамы бегают за ребенком, размахивая сиськой. Как правило, грудь просит ребенок – и нередко протестуют, если ее не дают. Интересно, будет ли кто-то сомневаться в том, что ребенок действительно хочет яблоко, если он подходит к маме и говорит «дай яблоко»?

Грудное молоко после года – серьезный источник питательных веществ, витаминов, иммуноглобулинов и прочих полезностей. Если что-то полезно ребенку и он этого хочет – очень глупо ему этого не давать.Вообще тут можно говорить о тотальном недоверии по отношению к ребенку.

Обратите внимание на этот выверт: ребенок не просто не знает, что ему полезно; он даже не может знать, чего именно он хочет. Отрицается не столько польза кормления для ребенка, сколько его субъективный опыт. «На самом деле ты этого не хочешь». Я не считаю, что любые желания ребенка должны быть немедленно удовлетворены.

Но нелепо отрицать сам факт их существования. Делая это, взрослый не воспитывает ребенка – он защищается от своих страхов: страха оказаться плохой матерью, страха перед самим фактом существования у ребенка желаний, собственной воли.

Давайте смотреть правде в глаза: если ребенка не отлучать – он, скорее всего, будет продолжать кормление далеко за пределами первого года. Почему? Потому, что он этого хочет.

Мама может хотеть относительно ребенка очень много чего (например, чтобы он немедленно научился ходить на горшок, терпеливо ждать чего-либо и не орать, когда его одевают). Обычно если мама чего-то хочет, а ребенок нет – ребенок ясно дает понять свое нежелание.

Вот кормление с ложки, особенно в предписанных нормами объемах, действительно детям не всегда нужно. И вот тогда-то мама часто бегает за ребенком с тарелкой каши. Почему никто, спрашивается, не протестует?

Миф шестой: ребенок не может отказаться от кормления сам, потому что он еще не знает, что можно жить без груди.

Источник: просто глупость и отсутствие логики.

Реальность: очень много детей после года имеют опыт укладывания без груди – папой, няней или бабушками-дедушками; дети после года, как правило, едят твердую пищу, многие – с хорошим аппетитом.

Считать, что они не отказываются от груди, потому что не знают, как здорово жить без нее – это все равно, что считать, что люди не отказываются от икры только потому, что не знают, как здорово есть одну перловку, и не хотят переезжать из большого дома в комнату в подвале потому, что не знают, что они несвободны от своего навязанного особняка.

Ребенок после года вполне может жить без груди. Он просто не хочет (и правильно делает).

  • Миф седьмой: мать кормит ребенка из-за своего эгоизма: она хочет привязать к себе ребенка или ей так удобно, и это плохо.
  • Миф восьмой: кормление по ночам — это способ избежать интимной жизни с мужем.
  • Источник мифа: не уверена точно, но похоже, что системные семейные терапевты.

Давайте начнем с того, что в разговорах о кормлении после года есть некое противоречие.

Одни оппоненты утверждают, что это очень мучительно для мамы и трудозатратно, другие – что мама таким образом облегчает себе жизнь: чтобы, значит, ребенка не учить засыпать отдельно (а то он, конечно, до пенсии будет сиську просить), чтобы не брать ему с собой еду на прогулки, чтобы не заниматься с ним супер-развивающими занятиями – мама сует ему сиську.

В общем, для начала надо определиться, облегчает или усложняет кормление жизнь матери :)Плохо ли желание облегчить себе жизнь? По-моему, нет.

По-моему, в ситуации некоторой хронической нехватки сил, которая имеется у мам маленьких детей, особенно – если ребенок не единственный или мама работает, нужно использовать любой способ облегчить себе работу независимо от того, нравится ли он бабкам на лавке. Вообще риторика об эгоизме – это отдельная песня.

Ранний выход на работу, например, или ужин при свечах с мужем – это «хороший» эгоизм, а кормление – «плохой» эгоизм. Какой эгоизм приемлем, а какой нет – сугубо конвенциональный вопрос и зависит от мнения референтной группы.Далее: мама кормит, чтобы привязать к себе ребенка.

Об этом мне мало есть что сказать, потому что, по-моему, ребенок раннего возраста и без кормления грудью очень зависим от взрослых и сильно привязан к родителям, в первую очередь, как правило, к маме. Это возрастная норма.

Что касается способности ребенка оставаться с незнакомыми взрослыми, которую непонятно почему называют «независимостью», то, по моему опыту, грудные дети в этом плане не отличаются от не-грудных.

Имеет ли способность оставаться без мамы в 2 года какую-то самоценность – я не уверена, имеет ли она отношение к тому, что называют зрелостью и независимостью во взрослом возрасте – очень сомнительный вопрос. На данный момент все, что есть на эту тему, писано вилами по воде.И все это еще более сомнительно на фоне вполне конкретных данных о пищевой ценности грудного молока. Когда мама кормит ребенка любой другой полезной пищей, например, яблоками, морковкой и говядиной – мы не предполагаем, что она делает это из желания самоутвердиться как хорошая мать или других эгоистичных соображений. Наиболее логично предположить, что раз 1. молоко полезно, 2. мама об этом знает, то мама кормит ребенка полезным молоком именно потому, что это полезно.

Реальность: личной жизни мешает не кормление, а усталость. Да, ночные кормления могут выматывать (впрочем, не все дети, которых не кормят после года, хорошо спят). А вот собственно кормление и совместный сон могут мешать разве что в том случае, если супружеская кровать — единственная плоскость в квартире, на которой можно заняться сексом. А уж способов избежать секса, когда его хочется избежать, море.

Самое главное: нет никакого «психологи установили» в отношении длительного кормления. Психологических исследований на эту тему практически нет. Все, что есть — чистое теоретизирование и чьи-то личные наблюдения, результаты которых, даже будучи верными в конкретном случае, не могут быть распространены на всю популяцию.

То есть если к психологу пришел ребенок с проблемами, и эти проблемы как-то связаны с кормлением — это ничего не говорит нам о всех прочих кормящихся детях, ведь родители, у которых с детьми нет проблем, не идут к психологу и не могут стать предметом наблюдения.

Подход помогающих специалистов (врачей, психологов) к кормлению часто напоминает мне старый программистский анекдот про алгоритм кипячения воды. Условия задачи: есть чайник, кран и плита, надо вскипятить воду. Решение: открываем кран, наливаем воду в чайник, кипятим. Условия задачи изменяются: вода уже налита.

Что надо делать? Ответ: вылить воду, сведя задачу к предыдущей. У меня есть четкое ощущение, что психологи и врачи хотят куда-то убрать кормление просто для того, чтобы условия задачи стали им более понятны. То есть не для блага ребенка или семьи, а для упрощения умственной работы себе.

В качестве пруфлинка даю ссылку на вот эту страницу: http://www.kellymom.com/bf/bfextended/ebf-benefits.html  Особо дотошные могут пойти в references, там есть указания на статьи, в основном опубликованные в академических медицинских журналах, и почитать первоисточники.

Психолог Ольга Шихова

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *