Ожирение при беременности: лечение

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Синдром поликистозных яичников: причины появления, симптомы, диагностика и способы лечения.

Определение

Синдром поликистозных яичников (СПЯ, СПКЯ), или синдром Штейна–Левенталя — эндокринное расстройство, обусловленное наследственными факторами и факторами внешней среды. Заболевание характеризуется повышенной продукцией яичниками андрогенов, нарушением созревания женских половых клеток и менструальной функции.

Причины появления поликистоза яичников

Синдром поликистозных яичников – это одно из наиболее частых эндокринных расстройств у женщин репродуктивного возраста.

В норме у женщины с первого дня менструального цикла в фолликулах яичников происходит созревание яйцеклетки. После созревания яйцеклетка выходит из лопнувшего фолликула и двигается по маточной трубе навстречу сперматозоидам.

На месте опустевшего фолликула начинает формироваться временная гормональная железа (желтое тело), которая функционирует в течение 14 дней и не зависит от продолжительности менструального цикла.

Если беременность не наступает, яйцеклетка вместе с отторгнутым эпителием выводится из матки, начинается очередное менструальное кровотечение, желтое тело регрессирует. Если же происходит оплодотворение, то желтое тело прогрессирует и достигает высшей степени своего развития.

При синдроме поликистозных яичников нарушается весь цикл развития и созревания половых клеток. В настоящее время предложено два механизма развития СПЯ: у пациенток с нормальной массой тела и у пациенток с инсулинорезистентностью и ожирением. Большое значение в возникновении синдрома поликистозных яичников имеет генетическая предрасположенность. Изменения в структуре одного или нескольких генов, контролирующих метаболические процессы обмена глюкозы и генов, отвечающих за синтез стероидных гормонов и индивидуальную чувствительность тканей к андрогенам, могут вызвать развитие клинических симптомов, характерных для синдрома поликистозных яичников. Ожирение при беременности: лечение

Таким образом, при СПЯ в яичниках в избыточных количествах присутствуют андрогенпродуцирующие клетки, что объясняется нарушением процесса развития и дифференцировки фолликулов.

Объем яичников может быть увеличен в 2-10 раз за счет множества мелких кист. СПЯ при нормальной массе тела клинически проявляется нарушением менструального цикла, как правило, по типу олигоаменореи (увеличения продолжительности цикла и уменьшения длительности ежемесячных кровотечений до трех суток и менее) и/или ациклических маточных кровотечений. СПЯ, сочетающийся с ожирением (в 50-70% случаев), характеризуется еще и гиперинсулинемией и изменениями липидного спектра крови, что повышает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2 типа и приводит к снижению средней продолжительности жизни. Факторами, провоцирующими развитие синдрома поликистозных яичников могут быть:

  • различные патологические состояния при беременности, которые ухудшают прогноз внутриутробного развития плода (тяжелые поздние гестозы, экстрагенитальные заболевания, угроза прерывания беременности, применение в период беременности медикаментозных, особенно гормональных, препаратов);
  • частые инфекции, перенесенные в детстве, интоксикации;
  • чрезмерные умственные и физические нагрузки;
  • неполноценное питание, наследственные факторы;
  • тяжелые стрессовые ситуации;
  • неблагоприятные экологические факторы.

Классификация заболевания Европейское общество репродукции и Американское общество репродуктивной медицины выделили основные критерии СПЯ: олигоановуляция, гиперандрогенемия, поликистозная морфология яичников (по данным УЗИ). Присутствие двух и более основных критериев говорит об определенном фенотипе СПЯ:

  • фенотип A: гиперандрогенемия + овуляторная дисфункция (ановуляция) + изменения на УЗИ;
  • фенотип B: гиперандрогенемия + овуляторная дисфункция (ановуляция);
  • фенотип C: гиперандрогенемия + изменения на УЗИ;
  • фенотип D: овуляторная дисфункция (ановуляция) + изменения на УЗИ.

Симптомы поликистоза яичников Клиническая картина синдрома поликистозных яичников характеризуется:

  • нарушением менструального цикла;
  • первичным бесплодием;
  • избыточным оволосением по мужскому типу (гирсутизмом);
  • угревой сыпью.

В анамнезе встречаются перенесенные нейроинфекции, экстрагенитальные заболевания. Наследственность часто отягощена по сахарному диабету 2 типа, ожирению, артериальной гипертензии.

Первая менструация (менархе) обычно своевременная — в 12–13 лет. У подавляющего большинства женщин имеются нарушения менструального цикла по типу олигоменореи, реже присутствуют дисфункциональные маточные кровотечения.

Примерно у 30% женщин старше 30 лет, которые не лечили СПЯ, после периода регулярных или редких, но периодически повторяющихся месячных, менструации могут прекращаться сроком на 6 и более месяцев (вторичная аменорея).

Синдром поликистозных яичников – одна из основных причин женского бесплодия. Больные с СПЯ и ожирением чаще, чем пациентки с нормальным весом тела, страдают отсутствием овуляции. Отложение жировой ткани происходит преимущественно в области плечевого пояса, передней стенки живота и брыжейки. В большинстве случаев такой (висцеральный) тип ожирения сопровождается инсулинорезистентностью. Клинически инсулинорезистентность проявляется участками гиперпигментации кожи в местах трения (в паховой, подмышечной областях и др.). Также заболевание часто сопровождается гирсутизмом — избыточным ростом терминальных волос по мужскому типу — от скудного до выраженного. При пальпации молочных желез у большинства пациенток определяют признаки фиброзно-кистозной мастопатии; при гинекологическом исследовании — увеличенные яичники.

Ожирение при беременности: лечениеДиагностика поликистоза яичников

Диагноз «синдром поликистозных яичников» может быть поставлен на основании наличия минимум двух из трех основных критериев:

  • хронической ановуляции;
  • гиперандрогенемии;
  • эхографических признаков поликистозных яичников.

Для уточнения диагноза врач может рекомендовать следующие исследования: Кортизол, слюна (Cortisol, Saliva)

Синонимы: Анализ слюны на кортизол; Свободный гидрокортизон; Свободный гидрокортизон слюны.
Cortisol saliva test; Salivary Cortisol; Cortisol in saliva; Hydrocortisone. Краткая характеристика определяемого вещества Кортизол Кортизол – стероидный гормон пучковой зоной коры надпочечников. …

  • АКТГ (адренокортикотропный гормон);
  • тиреотропный гормон (ТТГ);
  • лютеинизирующий гормон (ЛГ);
  • Лютеинизирующий гормон (ЛГ, Luteinizing Hormone, LH)

    Синонимы: Гликопротеидный гонадотропный гормон; Лютеотропин; Лютропин. Luteinizing hormone; LH; Lutropin; Interstitial cell stimulating hormone; ICSH.  Краткая характеристика определяемого вещества Лютеинизирующий гормон  Гликопротеиновый гонадотропный гормон вырабатывается в …

  • фолликулостимулирующий гормон (ФСГ);
  • Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ, Follicle Stimulating Hormone, FSH)

    Синонимы: Анализ крови на ФСГ; Фоллитропин. Follicle-Stimulating Hormone; Follitropin; FSH.  Краткая характеристика определяемого вещества Фолликулостимулирующий гормон  Гликопротеиновый гонадотропный гормон, синтезируемый базофильными клетками передней доли гипофиза. До насту…

  • пролактин + дополнительный тест на макропролактин при результате пролактина выше 700 мЕд/л;
  • 17-ОН прогестерон (17-ОП);
  • 17-ОН-прогестерон (17-Hydroxyprogesterone, 17-OHP)

    Синонимы: Анализ крови на 17-ОН-прогестерон; 17-гидроксипрогестерон; 17-ОПГ. Progesterone-17-OH; 17-OH progesterone. Краткая характеристика определяемого вещества 17-ОН-прогестерон 17-ОН-прогестерон (17-гидроксипрогестерон) – стероид, продуцируемый в надпочечниках, половых же…

  • трийодтиронин общий (Т3 общий);
  • Трийодтиронин общий (Т3 общий, Total Triiodthyronine, TT3)

    Синонимы: Общий трийодтиронин; Общий Т3.  Triiodothyronine; T3 total test; T3 test.  Краткое описание исследуемого вещества Трийодтиронин общий  Трийодтиронин (Т3) – один из двух тиреоидных гормонов, синтезируемых щитовидной железой. По химической структуре представляет собой йодиро…

  • тироксин общий (Т4 общий);
  • Тироксин общий (Т4 общий, тетрайодтиронин общий, Total Thyroxine, TT4)

    Отражает общее содержание гормона тироксина в крови – суммарный уровень свободной и связанной с белками фракциями.  Синонимы: Анализ крови на общий тироксин. Thyroxine (T4); Total T4 test; Total T4.  Краткая характеристика определяемого вещества Тироксин общий 
    Тироксин – один из двух основ…

    Тестостерон (Testosterone)

    Тестостерон – основной андрогенный гормон. Тест используют в диагностике нарушений полового развития и гипогонадизма у мужчин; нарушений цикла, бесплодия, вирилизации у женщин; контроле терапии с применением тестостерона.
     
    Синонимы: Анализ крови на тестостерон; Общий тестостерон; Стероидный …

  • рецепторы к эстрогенам и прогестерону (иммуногистохимическое исследование); {{ANALYSIS_LIST|525Г}}
  • рецепторы к эстрогенам и прогестерону (иммуногистохимическое исследование) в парафиновом блоке;
  • женский гормональный профиль: дисфункция яичников, нарушения менструального цикла;
  • проблемы невынашивания: аутоиммунный профиль;
  • оценка андрогенного статуса;
  • Оценка андрогенного статуса К каким врачам обращаться

    • При подозрении на эндокринные нарушения и наличии проявлений синдрома поликистозных яичников необходимо обратиться к акушер-гинекологу, эндокринологу, репродуктологу.
    • Лечение поликистоза яичников
    • Кломифенрезистентным пациенткам с СПЯ, планирующим беременность, назначают гонадотропины.
    • Хирургический метод применяют при резистентности к консервативной терапии.

    Цель лечения состоит в устранении гирсутизма, акне, нормализации массы тела и коррекции метаболических нарушений, регуляции менструального цикла для профилактики гиперплазии эндометрия, восстановлении овуляторного менструального цикла и фертильности, предупреждении поздних осложнений СПЯ. Пациенткам с инсулинорезистентностью при нормальной массе тела назначают препараты для снижения периферической инсулинорезистентности, улучшающие утилизацию глюкозы в печени, мышцах и жировой ткани. Пациенткам, планирующим беременность, после коррекции метаболических нарушений назначают селективные модуляторы эстрогеновых рецепторов, овуляторную дозу гонадотропина хорионического, фоллитропин бета или фоллитропин альфа, гестагены. Осложнения К основным осложнениям СПЯ врачи относят бесплодие и осложненное течение беременности. У женщин с избыточным весом и инсулинорезистентностью могут развиться сердечно-сосудистые осложнения. Кроме того, синдром поликистозных яичников нередко приводит к андрогензависимым дермопатиям (акне, гирсутизму, алопеции), нарушениям углеводного обмена (нарушению толерантности к глюкозе и, как результат, сахарному диабету 2 типа), дислипидемии (нарушению содержания триглицеридов и липопротеинов в крови), гиперпластическим процессам эндометрия (чрезмерному разрастанию внутренней слизистой оболочки матки). Важно отметить, что пациентки с СПЯ относятся к группе риска развития онкологических заболеваний (рака эндометрия, рака молочной железы).

    Профилактика поликистоза яичников

    Профилактика синдрома поликистозных яичников и его осложнений включает в себя:

    • профилактику сердечно-сосудистых заболеваний и контроль веса;
    • оценку факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний (ожирение, курение, дислипидемия, гипертония, нарушение толерантности к глюкозе, отсутствие физической активности);
    • контроль липидограммы крови (холестерина, липопротеинов низкой плотности, липопротеинов высокой плотности и уровня триглицеридов);
    • выявление симптомов обструктивного апноэ во сне (храп, ощущение «невысыпания» после пробуждения, сонливость днем, утомляемость как причина нарушения настроения);
    • профилактику нарушений углеводного обмена и его последствий (контроль глюкозы натощак, глюкозотолерантный тест или гликозилированный гемоглобин);
    Читайте также:  Судороги у детей

    Источники:

    1. Клинические рекомендации «Синдром поликистозных яичников». Российское общество акушеров-гинекологов, Российская ассоциация эндокринологов. 2021. – с. 61.
    2. Гинекология. Национальное руководство. Краткое издание / под ред. Г. М. Савельевой, Г. Т. Сухих, И. Б. Манухина. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2013. — 704 с.

    Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

    Крупный плод: мифы и реальность

    В последние годы в мире наблюдается увеличение числа новорожденных с высокой массой тела (макросомией) — «крупных плодов». Около 5-10% младенцев рождаются с массой тела более 4000 г.

    В то же время является доказанной связь макросомии с повышенным риском осложнений как для матери (слабость родовой деятельности, травмы родовых путей, кровотечения после родов, лобковый симфизит), так и для новорожденного (переломы ключиц или ручек, гематомы, асфиксия в родах, нарушения мозгового кровообращения).

    Большая масса тела при рождении также имеет долгосрочные последствия — повышенный риск развития ожирения и сахарного диабета (СД) с возрастом [18, 20].

    • Среди факторов риска развития макросомии лидирует метаболический синдром у матери, включающий ожирение, инсулинорезистентность, СД 2-го типа и гестационный сахарный диабет (ГСД) [9].
    • Очевидно, что профилактика и лечение метаболического синдрома должны проводиться задолго до начала беременности и обязательно включать коррекцию гормональных нарушений, рекомендации о правильном питании и физической активности, исключении алкоголя и грамотной микронутриентной поддержке.
    • В настоящей статье подробно будут рассмотрены наиболее частые причины макросомии и пути их коррекции.

    Гестационный сахарный диабет выявляется только в ходе беременности (около 7% беременных в мире) и характеризуется нарушенной толерантностью к глюкозе. Рост частоты ГСД обусловлен хроническим стрессом, гиподинамией и неполноценным питанием (фастфуд). Обычно он развивается во второй половине беременности и является самым значимым фактором риска развития макросомии плода [13].

    1. Патогенез макросомии при наличии метаболических нарушений у беременной связан в первую очередь с чрезмерным переносом глюкозы от матери к плоду, что приводит к гипергликемии и гипертрофии клеток поджелудочной железы плода, повышению секреции инсулина [14].
    2. Терапия ГСД включает инъекции инсулина, диету и умеренную физическую нагрузку.
    3. Ожирение не только негативно отражается на здоровье матери, но и имеет серьезные негативные последствия для плода — мертворождение, преждевременные роды, тяжелые врожденные пороки развития (дефекты нервной трубки, пороки сердца), в последующем могут наблюдаться макросомия и СД у детей [8].

    К особенностям питания российских женщин относится недостаточное потребление необходимых микронутриентов при избыточном потреблении углеводов и насыщенных жиров. Такого рода питание во время беременности не способствует ни здоровью матери, ни рождению здорового ребенка.

    Достаточный уровень физической активности во время беременности — важный фактор профилактики крупного плода. Регулярное выполнение физических упражнений (по крайней мере, 3 раза в неделю) во время беременности уменьшает риск развития макросомии на 20-30% [10].

    β2-Адреномиметики применяются в качестве токолитиков во время беременности, а также в терапии бронхиальной астмы. Известное побочное действие этих средств — формирование толерантности к глюкозе.

    Адреналин непосредственно стимулирует расщепление гликогена в печени и повышает уровень глюкозы в крови.

    Во время беременности обмен углеводов значительно возрастает, поэтому прием адреномиметиков ускоряет формирование толерантности к глюкозе (J. Fisher и соавт., 1997).

    Назначение кортикостероидов во время беременности также может осложняться формированием толерантности к глюкозе и ГСД [5].

    Среди населения распространено мнение, что во время беременности нужно «есть за двоих», ибо «крупный малыш — здоровый малыш».

    Существует также миф о том, что прием витаминов во время беременности приводит к рождению крупного плода, в то время как именно недостаток некоторых витаминов и микроэлементов является причиной инсулинорезистентности, метаболического синдрома и ожирения и, как следствие, формирования крупного плода [2].

    Наблюдаемая в настоящее время тенденция к потреблению рафинированных продуктов питания, а также естественные потери витаминов при кулинарной обработке приводят к тому, что только за счет пищи практически невозможно обеспечить суточную потребность беременной в витаминах и микроэлементах. Так, суточная норма витамина А содержится в 2 кг моркови, витамина В1 — в 1 кг хлеба, витамина С — в 5 лимонах или 15 стаканах яблочного сока. При приготовлении мяса теряется до 90% фолиевой кислоты, в молоке на свету — до 50% витаминов и т.д.

    Таким образом, при беременности необходим дополнительный прием витаминов и микроэлементов в физиологических дозах в виде сбалансированных витаминно-минеральных комплексов, например, Витрум Пренатал Форте.

    Фолиевая кислота (витамин В9) и витамин В12 имеют большое значение для метилирования ДНК; без них возникают дефекты в строении плода [1]. Помимо этого, недостаток фолиевой кислоты и витамина В12 приводит к накоплению в плазме крови гомоцистеина — фактора риска развития ГСД и артериальной гипертензии [15].

    Хотя использование физиологических доз фолиевой кислоты — необходимый компонент поддержки беременности, следует с осторожностью относиться к назначению высоких доз фолиевой кислоты (более 1000 мкг/сут), так как это коррелирует с увеличением риска развития ожирения у детей [19].

    Витамин D. Витамин D3 (холекальциферол) наиболее известен как гормоноподобный витамин, участвующий в абсорбции кальция в костной ткани. В последнее время представления о роли витамина D3 в организме значительно расширились.

    Рецептор витамина D активирует многие гены человека, с которыми связаны не только метаболизм кальция, но и модуляция обменных процессов, атеросклероза, артериального давления, иммунитет и пр. [6].

    Дефицит витамина D во время беременности не только ухудшает состояние костной ткани матери и плода, но также способствует развитию атеросклероза, вызывает инсулинорезистентность, ГСД, макросомию и повышает риск развития преэклампсии [7, 12].

    Витамин С — всем известный антиоксидант и иммуномодулятор, который снижает риск развития гестационного сахарного диабета [3]. У пациенток с СД уровень аскорбиновой кислоты в крови снижен вследствие избыточного выведения.

    В то же время восполнение дефицита витамина С не должно превышать суточную норму, так как высокие дозы аскорбиновой кислоты (несколько грамм в сутки), наоборот, обладают диабетогенным действием (J. Patterson, 1949; D. Merlini, 1961; G. Seghieri и соавт., 1994).

    Многочисленные исследования в этой области показали, что доза витамина С 100-200 мг/сут обеспечивает оптимальное всасывание [5].

    Магний является наиболее важным микроэлементом для лечения и профилактики сахарного диабета, а также обязательным кофактором ряда гликолитических ферментов. Практически у всех пациентов с СД отмечается гипомагниемия; потери усиливаются из-за нарушения обратной резорбции в почечных канальцах и снижения уровня магния в крови пропорционально повышению уровня глюкозы в моче.

    Повышение уровня внутриклеточного кальция и снижение магния являются маркерами инсулинорезистентности, в то время как восстановление уровня магния в клетках сопровождается восстановлением чувствительности периферических тканей к инсулину и снижением гликемии [16].

    Цинк необходим для реализации эффектов инсулина и активации транскрипции генов углеводного обмена, а также способствует снижению холестерина. Симптомы дефицита цинка во многом схожи с симптомами СД [4].

    Дефицит цинка на фоне повышения уровня меди способствует системному воспалению, которое затрагивает и клетки поджелудочной железы. У беременных с ГСД концентрация цинка снижена, а концентрация меди повышена [17].

    Хром — важный микроэлемент, необходимый для регуляции углеводного и липидного обмена, уменьшает резистентность к инсулину и риск развития СД 2-го типа. Доказано, что у пациентов с СД уровни хрома в плазме ниже, чем у здоровых, а всасываемость хрома повышается в несколько раз.

    Прием хрома снижает тягу к сладкому, что помогает соблюдать диету с ограничением легкоусвояемых углеводов [11]. Хром участвует в регуляции метаболизма холестерина (уменьшает концентрацию холестерина), в то время как при СД и макросомии часто наблюдается дислипидемия.

    Следует отметить, что одним из немногих витаминно-минеральных комплексов для беременных, содержащих хром, является Витрум Пренатал Форте.

    Таким образом, дефицит ряда витаминов, микроэлементов и прочих микронутриентов — прежде всего, фолиевой кислоты, витамина В12, магния, хрома, цинка, витаминов D и С — оказывает влияние на патогенез ГСД и ожирения у беременных, что неблагоприятно сказывается на течении и исходах беременности. Всеобщее распространение дефицита витаминов и микроэлементов на территории РФ делает компенсацию микронутриентов необходимым компонентом лечения и профилактики метаболических нарушений у беременных и макросомии плода [2].

    Для профилактики макросомии следует внимательно относиться к назначению фармакологических средств во время беременности (токолитики, кортикостероиды), уделять достаточное время физической активности, ограничить потребление углеводов и насыщенных жиров, а также дополнять диету сбалансированными витаминно-минеральными комплексами, характеризующимися высоким уровнем доказательности в акушерстве (препарат Витрум Пренатал Форте).

    В заключение следует отметить, что полное обследование женщин до и во время беременности, своевременная и патогенетически обоснованная комплексная терапия, включающая назначение витаминно-минеральных комплексов, содержащих фолиевую кислоту, хром, цинк, магний, витамины В12, С и D, которые содержатся в препарате Витрум Пренатал Форте, способствуют значительному снижению риска рождения крупного плода.

    Метаболический синдром с позиций гинеколога | #10/07 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи

    Проблема ожирения представляет угрозу здоровью населения. Согласно данным ВОЗ 1,7 млрд человек на планете имеет избыточный вес, а к 2025 г. 40% мужчин и 50% женщин будут страдать ожирением.

    Читайте также:  Как научить ребенка питаться правильно: 9 советов

    Метаболический синдром (МС) у женщин репродуктивного возраста практикующие врачи знали ранее как нейро-обменно-эндокринный синдром, протекающий по типу легкой формы болезни Кушинга.

    У женщин репродуктивного возраста МС является одной из наиболее частых причин ановуляторного бесплодия, ранних потерь беременности.

    Частота данной патологии составляет примерно 30–35% в структуре нарушений репродуктивной функции и до 70% среди пациенток с рецидивирующими гиперпластическими процессами эндометрия.

    Механизмы формирования МС подробно изучены в клинических и экс­периментальных исследованиях В. Н. Серова и соавт. Под воздействием различных факторов (роды, аборты, нейроинфекции, стрессы, операции, травмы и др.) нарушается нейроэндокринная регуляция функции гипоталамуса.

    Поэтому отмечается множество диэнцефальных симптомов (нарушение сна, аппетита, жажда, голово­кружение, головные боли, гипертензия и др.), указывающих на центральный (гипоталамический) генез данной патологии.

    В патогенез МС включаются несколько систем: гипоталамус-гипофиз-надпочечники, гипоталамус-гипофиз-яичники, аутокринная и эндокринная система висцеральной жировой ткани.

    Следствием нарушения нейроэндокринного контроля функции гипоталамуса является повышение секреции и выделения адренокортикотропного гормона (АКТГ), пролактина; также нарушается цирхоральный ритм выделения гонадолиберина и, соответ­ственно, гонадотропинов в гипофизе. Внегонадно синтезирующийся из андрогенов эстрон повышает чувствительность гипофиза к гонадолиберину, что приводит к формированию вторичных поликистозных яичников (ПКЯ).

    В ответ на избыточную стимуляцию АКТГ в надпочечниках повышается продукция кортизола и андрогенов. Гиперкортизолизм способствует специфическому распределению жировой ткани с преимущественным отложением жировой ткани в области плечевого пояса, живота и мезентерии внутренних органов.

    Такой тип ожирения называют висцеральным (синонимы: центральное, кушингоидное, мужское, андроидное). Кортизол непосредственно способствует инсулинорезистентности (ИР) — снижению чувст­вительности периферических тканей (скелетной мускулатуры) к инсулину.

    Как следствие ИР развивается гиперинсулинемия в результате гиперфунк­ции b-клеток поджелудочной железы с целью поддержания нормогликемии.

    Следующим этапом — как результат гиперинсулинемии — является нарушение липидного спектра крови (дислипидемия), характеризующееся повышением атерогенных факторов (триглицеридов, липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), липопротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП) и снижением уровня липопротеинов высокой плотности (ЛПВП)), что приводит к атеросклерозу и артериальной гипертонии (АГ). Последовательность развития метаболических нарушений происходит соответственно длительности заболевания. Поэтому АГ, обязательный компонент МС, проявляется, как правило, после 35 лет.

    Нарушение нейромедиаторного контроля за функцией центров пищевого поведения, которые находятся в гипоталамусе, приводит к повышенному потреблению пищи, в результате чего увеличивается степень ожирения.

    Надпочечниковые андрогены (ДГЭА-С, тестостерон) и тестостерон, синтезирующийся в жировой ткани, также способствуют периферической ИР.

    Таким образом, результатом активации оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники является формирование висцерального ожирения, ИР (гиперинсулинемии), дислепидемии и АГ. Следствием эндокринно-метаболических нарушений является в репродуктивном возрасте ановуляторное бесплодие, а в пременопаузе — развитие СД 2 типа, сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), аденокарциномы эндометрия.

    Роль инсулина в овариальной функ­ции сводится к усилению ЛГ-зависимого синтеза тестостерона и повышению его биодоступности.

    У женщин с МС поликистозные яичники (ПКЯ) формируются не только как следствие метаболических изменений, но и первичного нарушения нейромедиаторного контроля секреции гонадолиберина.

    Избыток андрогенов первично из надпочечников, а затем из ПКЯ поступает в жировую ткань, где повышается синтез эстрона.

    Внегонадно синтезируемый эстрон приводит к развитию гормональнозависимых заболеваний в репродуктивной системе.

    В результате вышеописанных эндокринно-метаболических нарушений резко увеличивается продукция андрогенов. Необходимо четко представить источники андрогенов, на которые необходимо воздействовать при назначении лечения. Можно выделить следующие основные источники гиперпродукции андрогенов: надпочечники, жировая ткань, гиперинсулинемия, поликистозные яичники.

    Клиническая картина всем хорошо известна. Кардинальным признаком МС является нарушение менструальной и генеративной функций на фоне прогрессирующей прибавки массы тела (МТ).

    Основными жалобами пациенток являются: нарушение менст­руального цикла, невынашивание беременности, бесплодие, избыточное оволосение, ожирение и многообразие диэнцефальных жалоб. Причем избыточную массу тела (ИМТ) пациентки связывают с эндокринными нарушениями, а не с алиментарными факторами.

    Только при тщательно собранном анамнезе можно выявить наличие повышенного аппетита и неадекватного отношения к количеству потребляемых калорий. Это связано с нарушением функции центров пищевого поведения, которые находятся в гипоталамусе.

    Из перенесенных заболеваний отмечается большая частота ОРВИ различной экстрагенитальной патологии. Наследственность у большинства пациенток отягощена нарушениями репродуктивной функции, ожирением, инсулиннезависимым сахарным диабетом (ИНСД), ССЗ.

    Возраст менархе не отличается от такового в популяции — 12–13 лет. Отличительным признаком является вторичное нарушение менструального цикла после воздействия различных факторов на фоне прибавки МТ.

    Нарушение менструального цикла начинается с увеличения длительности цикла с недостаточностью лютеиновой фазы (НЛФ), а затем развиваются олигоаменорея и хроническая ановуляция.

    Следует отметить большую частоту дисфункциональных маточных кровотечений (ДМК) — до 20%.

    При объективном исследовании определяется индекс МТ, значение которого у большинства пациенток более 30, что соответствует ожирению.

    Тип ожирения определяется по соотношению «объем талии/объем бедер» (ОТ/ОБ), значение которого более 0,85 характерно для висцерального распределения жировой ткани преимущественно в области плечевого пояса и живота.

    Важным клиническим признаком является наличие полос растяжения на коже живота, бедер от бледно-розового до багрового цвета.

    Часто наблюдаются изменения кожи по типу «нигроидного акантоза», проявляющегося в виде шероховатых гиперпигментированных участков кожи в местах трения и складок (паховые, подмышечные, под молочными железами, на животе). Эти изменения кожи являются клиническим признаком ИР.

    При осмотре наблюдаются выраженные андрогензависимые проявления (гирсутизм, угревая сыпь), что обусловлено влиянием не только надпочечниковых андрогенов, но и внегонадно синтезируемого тестостерона в большом количестве жировой ткани. При формировании вторичных ПКЯ отмечается усиление роста стержневых волос не только по белой линии живота, околососковых полей и внутренней поверхности бедер, но и часто в области подбородка, бакенбард, на грудине, спине, ягодицах. При этом у некоторых пациенток имеются признаки вирильного синдрома — андрогензависимая алопеция и снижение тембра голоса.

    Состояние молочных желез характеризуется их гипертрофией за счет жировой ткани и большой частотой фиброзно-кистозной мастопатии.

    Диагностика сложности не представляет, поскольку основывается на типичной клинической симптоматике и данных анамнеза: нарушение менструального цикла на фоне прибавки МТ, висцеральное ожирение и «диэнцефальные» жалобы. Трансвагинальная эхография в начале заболевания выявляет мультифолликулярные яичники, а примерно через 3–5 лет — ПКЯ с утолщенной гиперэхогенной капсулой, которые иногда могут быть увеличены в 2–6 раз.

    Гормональные нарушения характеризуются повышением в крови концентраций АКТГ, кортизола, пролактина. Уровни лютеинизирующего гормона (ЛГ) и фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) могут быть нормальными, а при формировании вторичных ПКЯ повышаются концентрации ЛГ с увеличением соотношения ЛГ/ФСГ до 2,5–3.

    Повышены также уровни инсулина и снижены концентрации половых стероидсвязывающих глобулинов (ПССГ). Кроме того, характерно увеличение содержания 17-ОП, Т и ДГЭА-С в крови, 17-КС — в моче.

    Это зачастую приводит к необоснованному назначению дексаметазона (аналог кортизола), что не является патогенетически обоснованной терапией надпочечниковой гиперандрогении, поскольку у этих пациенток и без того повышены концентрации кортизола.

    Следует отметить, что гормональные исследования не являются решающими в диагностике МС, поскольку очень вариабельны в связи с повышением биологически активных фракций тестостерона и эстрадиола за счет снижения продукции ПССГ, индуцированного инсулином.

    При биопсии эндометрия отмечают большую частоту гиперпластических процессов и аденоматоза в эндометрии (до 60%), что, несомненно, связано с выраженными метаболическими нарушениями.

    Поэтому практикующие врачи должны относиться к этим пациенткам с онкологической настороженностью и рекомендовать раздельное выскабливание при наличии нарушений менструального цикла, а также эхографических признаках гиперплазии эндометрия.

    Метаболический гомеостаз характеризуется повышением в крови уровня инсулина, ЛПНП и ЛПОНП, триглицеридов, снижением концентраций ЛПВП.

    Пероральный глюкозотолерант­ный тест с определением базальных и стимулированных глюкозой (через 2 ч после приема 75 г глюкозы) концентраций инсулина и глюкозы выявляет нарушение толерантности к глюкозе.

    Информативным также можно считать определение индекса HOMA (математическая модель), значения которого более 2,5 свидетельствуют об ИР. Для подсчета данного индекса необходимы только значения базальных концентраций глюкозы и инсулина, которые перемножаются и делятся на 22,5.

    Лечение МС

    Восстановления менструальной и генеративной функций можно добиться на фоне нормализации МТ. Наиболее частой ошибкой практикующих врачей является стимуляция овуляции на фоне ожирения. Важным в успехе лечения является раннее выявление заболевания на стадии функциональных нарушений, до формирования ПКЯ.

    В этом случае снижение МТ на фоне медикаментозной терапии приводит к восстановлению генеративной функции. На первом этапе цель лечения — это нормализация МТ на фоне рационального питания и физических нагрузок. При беседе с пациенткой необходимо выяснить длительность наличия у нее избыточного веса, расспросить о попытках снижения МТ и эффективности данных мероприятий.

    Важно оценить заинтересованность и мотивацию пациентки, поскольку женщины, планирующие беременность, лучше соблюдают рекомендации врача. Необходимо выяснить характер питания. Можно рекомендовать ведение пищевого дневника, а затем оценить полученные данные за несколько дней (рабочие и выходные дни).

    В дневнике необходимо отразить время приема пищи, наименование продукта и количество съеденного, где и с кем принималась пища, каковы были причины ее приема.

    При ожирении выявлено нарушение пищевого поведения:

    • при экстернальном пищевом поведении наблюдается повышенная реакция на внешние стимулы: реклама, вид жующих людей, т. е. человек принимает пищу всегда, когда ее видит;
    • при эмоциогенном пищевом поведении человек ест не потому что голоден, а потому как тревожен, раздражен, потерпел неудачу, ему скучно и т. д.;
    • при ограничительном пищевом поведении выявляются резкие хаотичные самоограничения приема пищи. Пациентки придерживаются строгой диеты, сопровождающейся раздражительностью, утомляемостью, агрессивностью, тревожностью и др. (т. н. диетической депрессией), что ведет к отказу в дальнейшем соблюдать диетические рекомендации.
    Читайте также:  Как лечить бронхит у детей, кашель при бронхите у ребенка

    Принципы рационального питания:

    • режим питания — дробный, небольшими порциями;
    • 3 основных приема пищи (завтрак, обед, ужин) и 2 дополнительных — 2-й завтрак и полдник;
    • последний прием пищи в 19 ч;
    • расчет калорийности рациона.

    Рекомендуется тактика умеренного постепенного снижения МТ, что позволяет уменьшить частоту рецидивов заболевания. Оптимально снижение МТ на 0,5–1 кг в неделю. Снижение МТ менее 5% от исходной представляет собой недостаточный эффект, 5–10% — удовлетворительный, более 10% — хороший.

    Расчет калорийности суточного рациона, предложенный ВОЗ:

    • 18–30 лет: (0,0621 в вес в кг + 2,0357) в 240 в коэфф. физической активности;
    • 31–60 лет: (0,0342 в вес в кг + 3,5377) в 240 в коэфф. физической активности;
    • старше 60 лет: (0,0377 в вес в кг + 2,7545) в 240 в коэфф. физической активности.

    При низкой физической активности (умственная, сидячая, домашняя нетяжелая работа) коэфф. = 1.

    При умеренной физической активности (работа, связанная с ходьбой, занятия физкультурой не менее 3 раз в нед) коэфф. = 1,3.

    При высокой физической активности (тяжелая физическая работа, занятия спортом) коэфф. = 1,5.

    Для снижения МТ полученную величину калорийности суточного рациона уменьшают на 20% (500–600 ккал/д).

    Упрощенная методика: пациентке с ИМТ или ожирением для поддержания веса необходимо 22 ккал на 1 кг веса. Для снижения МТ полученную суточную калорийность уменьшают на 700 ккал.

    Во избежание появления чувства голода и ухудшения психического состояния первоначальное уменьшение калорийности не должно превышать 500–600 ккал. Нижний порог ограничения калорийности у женщин составляет 1200 ккал.

    Медикаментозная терапия. Из препаратов нейромедиаторного действия хорошо себя зарекомендовал сибутрамин (Меридиа) — селективный ингибитор обратного захвата серотонина и норадреналина в синапсах ЦНС. Препарат усиливает и пролонгирует чувство насыщения, таким образом подавляя аппетит, стимулирует симпатическую нервную систему, повышая расход энергии.

    К нейротропным препаратам относится также Парлодел (по 2,5–5 мг/сут), который воздействует на допаминергический обмен, нормализуя синтез и выделение не только пролактина (ПРЛ), но и АКТГ, ЛГ, ФСГ.

    К препаратам, препятствующим всасыванию жиров, относятся орлистат и Бодимарин. Орлистат (Ксеникал) — ингибитор желудочно-кишечных липаз, не имеет системного дейст­вия; он препятствует расщеплению и всасыванию 30% жиров, поступающих с пищей, способствуя снижению МТ. Механизм действия Бодимарина основан на расщеплении и выведении жиров, поэтому диареи и жирного стула не наблюдается.

    Также рекомендуются умеренные физические нагрузки, что способствует не только снижению МТ, но и повышению чувствительности периферических тканей (мышечной) к инсулину.

    Поскольку у всех пациенток отмечается висцеральное ожирение, которое всегда характеризуется инсулинорезистентностью, то рекомендуется метформин (Глюкофаж или Сиофор) по 1500 мг/сут.

    Эффективно также назначение Верошпирона по 75–100 мг/сут. Препарат оказывает гипотензивное и антиандрогенное действие.

    Пациенткам с олигоаменореей на фоне проведения комплексной метаболической терапии рекомендуется пользоваться контрацептивом НоваРинг.

    После снижения МТ на фоне диеты и/или медикаментозной терапии у части женщин восстанавливается овуляторный менструальный цикл и наступает беременность.

    Ановуляция после нормализации МТ и метаболических нарушений указывает на формирование вторичных ПКЯ. В этом случае рекомендуется стимуляция овуляции консервативным или хирургическим путем.

    Многофакторый патогенез МС с вовлечением многих систем организма обусловливает сложность и малую эффективность терапии, основой которой должна быть регуляция нейромедиаторного обмена ЦНС на фоне нормализации МТ. Своевременная коррекция метаболических нарушений на функциональной стадии заболевания (до формирования ПКЯ) более эффективна в восстановлении репродуктивного здоровья.

    М. А. Геворкян, доктор медицинских наук, профессор МГМСУ, Москва

    Особенности течения гестоза у женщин с избыточной массой тела и ожирением — фундаментальные исследования (научный журнал)

    1

    Калинкина О.Б. 1

    Спиридонова Н.В. 1
    1 ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития России, Самара
    Проведена оценка особенностей течения гестоза у 200 женщин с различной массой тела, взятых методом сплошной выборки с целью изучения влияния избыточной массы тела и ожирения.

    Проведено комплексное исследование, включающее изучение клинических проявлений гестоза. Были исследованы показатели метаболизма, клинического анализа крови в динамике беременности, а также исходы беременности.

    Выявлено более раннее начало гестоза у пациенток с ожирением, достоверное повышение показателей артериального давления, максимально выраженное снижение содержания гемоглобина, повышенное содержание эритроцитов, тромбоцитов в первом триместре беременности, максимальное нарастание количества тромбоцитов в третьем триместре, а также увеличение СОЭ во всех триместрах беременности, увеличенное содержание общего билирубина, бета-липопротеидов, фибриногена, активности аспартатаминотрансферазы, снижение содержания сывороточного железа, холестерина, мочевины, протромбинового индекса у этих женщин в сравнении с пациентками с нормальной массой тела. Кроме того, оценка по шкале Апгар детей у пациенток с ИМТ более 30 и гестозом ниже, чем у беременных с нормальной массой тела.

    1. Айламазян Э.К., Репина М.А. Медицинские и социальные аспекты материнской смертности в регионах Севера-Запада Российской Федерации // Материалы V Рос. форума «Мать и дитя» (Москва, 2003 г.). – М., 2003. – С. 559–560.
    2. Зильбер А.П. Акушерство глазами анестезиолога / А.П. Зильбер, Е.М. Шифман. – Петрозаводск, 1997. – 392 с.
    3. Frederick I.O., Rudra C.B., Miller R.S., Foster J.C., Williams M.A. Adult weight change, weight cycling, and prepregnancy obesity in relation to risk of preeclampsia. Epidemiology. – 2006 Jul; – №17(4). – Р. 428-34. PubMed PMID: 16755262.
    4. Thornton Y.S, Smarkola C., Kopacz S.M., Ishoof S.B. // Perinatal outcomes in nutritionally monitored obese pregnant women: a randomized // J Natl Med Assoc. – 2009. Jun. – 101(6). – Р. 569–77.
    5. Vahratian A., Zhang J., Troendle J.F., Savitz D.A., Siega-Riz A.M. Maternal prepregnancy overweight and obesity and the pattern of labor progression in term nulliparous women // Obstet Gynecol. – 2004. – Nov.104(5 Pt 1). – Р.943–51.

    Гестоз продолжает оставаться одним из частых и грозных осложнений беременности и родов, приводит к нарушению состояния здоровья матери, плода и новорожденного. Согласно одному из распространенных определений, гестоз представляет собой синдром полиорганной недостаточности, возникающий при беременности, в основе которого лежат уве­личение проницаемости сосудистой стенки и других мембран и связанные с этим волемические и гемодинамические нару­шения [2]. Продолжающемуся увеличению частоты этой патологии способствует рост экстрагенитальных заболеваний в популяции женщин репродуктивного возраста. Это относится к эндокринопатиям, нарушениям обмена веществ, в т.ч. жирового обмена, гипертонической болезни, сахарному диабету, отягощенной наследственности по гестозу, анемии; АФС, генетическим формам тромбофилии: FV-мутация Leiden, мутация Pt и т.д.; гиперхолестеринемии, а также приобретенной гипергомоцистеинемии в результате дефицита витаминов группы В; многоплодной беременности и пр. [3].

    Этиология гестоза до настоящего времени остается неясной. Вместе с тем продолжаются научные исследования, внося ценный вклад в понимание различных сторон патогенеза этого осложнения.

    Главной его составляющей является острое повреждение периферической сосудистой системы с нарушением функции клеток эндотелия, дисфункция которых является пусковым механизмом синдрома системного воспалительного ответа (ССВО), повреждением и нарушением функции тромбоцитов, эритроцитов, развитием гиповолемии, синдрома ДВС, нарушением регионарного кровотока и, как следствие, — прогрессирующим нарушением жизненно важных функций, возникновением полиорганной недостаточности [1, 3, 4, 5]. Гестационная гипертензия и преэклампсия являются наи­более распространенными осложнениями беременности, воз­никающими у женщин с ожирением. По данным I. Frederick и соавт. [3] увеличение ИМТ до беременности на единицу спо­собствует повышению риска развития преэклампсии на 8 %, и наоборот — снижение ИМТ достоверно сопровождается его уменьшением [3].

    Цель нашего исследования — оценить особенности течения гестоза у женщин с ожирением.

    Объектами исследования послужили 200 беременных женщин, беременность у которых осложнилась гестозом.

    Критериями исключения из исследования послужили: наличие эндокринной патологии (заболевания щитовидной железы, надпочечников, сахарного диабета), профессиональных вредностей, тяжелых соматических заболеваний.

    Всем пациенткам было проведено комплексное клинико-лабораторное исследование, включающее оценку особенностей течения гестоза, показателей метаболизма и состояния новорожденного.

    Определение показателей метаболизма сыворотки крови производилось на автоматическом биохимическом анализаторе «Hitache-902» фирмы «Roche» с помощью коммерческого набора реактивов фирмы «Roche» (Швейцария).

    Изучали следующие показатели метаболизма: концентрацию общего белка, общего холестерина, креатинина, содержание глюкозы, мочевины, общего билирубина и прямого билирубина, сывороточного железа, фибриногена, бета-липопротеидов, активность аланинаминотрансферазы, активность аспартатаминотрансферазы; определяли протромбиновый индекс в сыворотке крови, показатели клинического анализа крови в динамике беременности.

    Для оценки роли нарушения жирового обмена в возникновении гестоза методом сплошной выборки было отобрано 200 историй беременности и родов женщин в возрасте от 20 до 30 лет с гестозом легкой и средней степени тяжести. После оценки индекса массы тела (ИМТ) пациентки были распределены на группы в зависимости от величины показателя.

    Группу 0 составили пациентки с ИМТ менее 18,5 (16 женщин, 8 % от всего числа обследованных), первую группу — 116 (58 %) пациенток с нормальной массой тела (ИМТ 18,5-24,9), во вторую группу вошли 48 пациенток (24 %) с избыточной массой тела (ИМТ 25-29,9), в третьей группе было 20 пациенток (2 %) с ожирением (ИМТ 30 и более).

    В группе женщин с ожирением с ИМТ 30-34,9 было 16 пациенток, с ИМТ 35-39,9 — 4 пациентки.

    При оценки общей прибавки веса за беременность выявлено достоверное ее снижение с увеличением ИМТ (12,73 ± 0,76 кг — при дефиците массы тела, 12,59 ± 0,34 кг — при нормальной массе тела, 10,18 ± 0,56 кг при ИМТ 25-29,9; 8,63 ± 1,16 кг при ИМТ 30-34,9; 4,63 ± 2,82 кг при ИМТ 35 и более, р 

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *