Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям

Неврологические проблемы у детей первого года жизни – довольно частое явление. Виной тому – плохая экология, стрессы и психологическое напряжение матери во время беременности, нерациональное питание. По данным статистики неврологические нарушения у детей до года наблюдаются в 80 % случаев.

Причины развития неврологических патологий могут быть следующие:

  • наследственность;
  • нехватка кислорода в период внутриутробного развития;
  • тяжелый токсикоз женщины во время беременности;
  • сложные роды.

Динамика раннего развития ребенка может стать чувствительным индикатором состояния его здоровья и требует постоянного наблюдения. Родителям необходимо знать этапы развития ребенка до года:

  • 0-3 месяца: ребенок учится поднимать и держать голову, поднимается на предплечья, фокусирует взгляд и следит за движущимися предметами, улыбается, переворачивается на бок и на живот, издает звуки, делает попытки ловить предметы, откликается на голод и физический дискомфорт плачем, реагирует на голос матери; Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям
  • 3-6 месяцев: ребенок встает на четвереньки и делает попытки ползти, учится сидеть, уверенно хватает игрушки, произносит отдельные слоги; Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям
  • 6-9 месяцев: малыш уверенно сидит, встает, держась за опору, берет мелкие предметы, понимает некоторые слова, пьет из чашки без помощи взрослых, четко различает близких и чужих, произносит первые слова; Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям
  • 9-12 месяцев: ребенок начинает ходить, имеет в активном запасе около 10 слов, а в пассивном – 40, выделяет любимые игрушки, выполняет несложные задания. Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям

Эти этапы развития малыша должны быть ориентиром для родителей, но порой бывает крайне сложно самостоятельно отличить норму от патологии. Поэтому наиболее разумный вариант действий – наблюдение и консультация у детского невролога каждые три месяца.

Тревожными симптомами для немедленного обращения к врачу могут стать:

  • гипервозбудимость;
  • тремор конечностей и подбородка;
  • обильное и частое срыгивание;
  • напряженность мышц;
  • периодические судороги;
  • мраморность кожных покровов;
  • часто влажные и холодные руки и ноги;
  • метеозависимость;
  • нарушения сна.

Такие нарушения могут свидетельствовать о наличии неврологических патологий ребенка и без своевременно оказанной помощи привести к серьезным проблемам в развитии центральной нервной системы. Они впоследствии могут проявиться в виде:

  • нарушения развития речи и памяти;
  • задержка психоэмоционального развития;
  • гиперактивность;
  • сложности с концентрацией внимания;
  • энурез (недержание мочи).

Для выявления неврологических проблем у ребенка детский невролог изучает, как протекала беременность и роды, назначает необходимые исследования, на основании которых ставится точный диагноз и назначается лечение. Чем раньше обнаружена проблема, тем легче с ней справиться.

Родителям следует знать, что в первые годы жизни продолжается формирование структур головного мозга, речи, памяти и интеллекта. Поэтому так важна своевременная диагностика.

Только квалифицированный специалист может вовремя обнаружить даже легкие нарушения и назначить эффективное лечение. Не пренебрегайте профилактическими осмотрами каждые три месяца.

Внимательное отношение к здоровью ребенка – залог его счастливого будущего.

Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям

«Диагнозы-призраки». Почему детям в детских домах ставят неверные диагнозы и что делать приемным родителям

В марте 2019 года министр просвещения Ольга Васильева сообщила, что количество подопечных в детских домах страны снизилось с 2015 года на 46% и теперь составляет чуть более 47 тысяч. В то же время она отметила, что за последние годы детей-сирот с инвалидностью стало больше на 32%.

Как детям в сиротских учреждениях ставят диагнозы, почему они часто оказываются неверными и как быть приемным родителям, которые только планируют забрать ребенка или уже взяли.

Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям

Ребенок в коррекционной группе в Центре содействия семейному воспитанию.

Валерий Шарифулин / ТАСС

Диагноз «с запасом»

По словам директора фонда «Измени одну жизнь» Яны Леоновой, точной статистики того, как часто подопечным детских домов ставят неверные диагнозы, нет.

Но «комментариев от родителей по поводу неверного отражения состояния здоровья их детей — как в худшую, так и в лучшую сторону — очень много», говорит она.

Некоторые родители снимали инвалидность ребенку в течение первого года жизни в семье, а некоторые обнаруживают более сложные диагнозы, чем были указаны изначально, объясняет Леонова. 

Руководитель клуба приемных родителей фонда «Арифметика добра» Светлана Строганова говорит, что у врачей в медицинских комиссиях, которые проводят осмотр детей, есть распространенная практика указывать диагноз «с запасом». Например, детям с ДЦП довольно часто ставят еще и умственную отсталость, хотя одно с другим никак не связано, «но тем не менее автоматом дописывается», объясняет эксперт.

О приписывании диагнозов «на всякий случай» говорит и клинический психолог, координатор проекта «Близкие люди» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Алена Синкевич. 

«Я называю это диагнозами-призраками. Например, если от ребенка отказались с рождения, то есть набор диагнозов, которые ему поставят в очень высоком проценте случаев. В частности перинатальная энцефалопатия. Это довольно тяжелое заболевание нервной системы.

Одна из причин, по которой ставят этот диагноз, — неблагоприятная беременность», — утверждает Синкевич. По ее словам, на практике врачи считают беременность неблагополучной уже в том случае, если она закончилась отказом. Отсюда у новорожденного появляется диагноз.

Психиатрические диагнозы за плохое поведение

Некоторые диагнозы детей становятся следствием нахождения их в сиротской системе, говорят специалисты.

Например, бывали прецеденты, когда умственная отсталость у ребенка на деле оказывалась педагогической запущенностью, рассказывает Светлана Строганова.

Каждый ребенок по-разному реагирует на депривацию, на отсутствие надежности, покоя и значимого взрослого рядом, говорит она, и без развивающих игр и занятий многие дети начинают отставать в развитии. 

«В результате ребенку могут поставить расстройство аутистического спектра, умственную отсталость, задержку психического развития или самый частый диагноз — задержка развития речи.

Ребенок может не иметь этих расстройств, он просто привыкает вести себя замкнуто. Это защитная реакция психики на стрессовые ситуации.

В таких случаях нужна серьезная реабилитация, которую в учреждениях никто не проводит», — отмечает Строганова.

Алена Синкевич добавляет, что в детских домах психиатрические диагнозы часто путают с поведенческими нарушениями. Так как у детей-сирот нет социального опыта, то и научиться самостоятельно регулировать свои эмоции они не могут.

В семьях навыку саморегуляции детей учат родители, поясняет специалист: «мы плакали — нас утешала мама».

Если же у ребенка не было в жизни значимого взрослого, то он не знает, как успокоить себя, например, во время истерики, и плачет, пока не кончатся силы. 

«Потом такой ребенок вырастает в подростка, и его истерики становятся опасными. Если ребенок перестает слушаться, а сотрудники не могут с ним договориться, то его отправляют в психиатрическую больницу. А оттуда он, скорее всего, выйдет с психиатрическим диагнозом.

Врачи, основываясь на своем опыте работы с детьми из семей, считают, что у такого ребенка [из детского дома] есть нарушения и его надо лечить методами психиатрии.

Но если у него нет никаких органических нарушений мозга, то таблетки, которые ему дают, не помогут», — комментирует Синкевич. 

Диагнозы, которые нельзя отменить

Неверные диагнозы появляются еще и из-за особенностей диагностики для детей-сирот. Светлана Строганова приводит в пример личный опыт. Свою приемную дочь она взяла под опеку, когда девочка была еще младенцем. В три года Светлана решила ее удочерить. Для этого нужно было собрать все необходимые документы, в том числе пройти комиссию в психиатрической больнице. 

«Мы приехали на эту комиссию. Это было раннее утро. Ребенок не выспался. Там были женщины в белых халатах, и одна из них начала на меня кричать, что я какую-то бумажку не так заполнила.

Потом меня отвели в сторону, а врачи втроем свесились над ребенком [и стали спрашивать]: “Скажи, девочка, какой это цвет? А какая это цифра?” Естественно, ребенок впал в онемение от страха и не сказал ни слова. Нам поставили умственную отсталость.

При том, что ребенок был развит для своего возраста, дома наизусть рассказывала “Муху-Цокотуху”», — говорит Строганова.

Похожие случаи бывают и с генетическими диагнозами, говорит Алена Синкевич. По ее словам, отставание в развитии есть практически у любого ребенка из детского дома, «потому что они живут в системе».

«И если у ребенка еще какая-то необычная внешность, то генетик, который проводит осмотр, по сути ничего не нарушая, с полным своим правом может поставить какой-нибудь генетический синдром, который ему померещился. Не проводя никаких обследований, просто ставит диагноз с вопросительным знаком.

И потом, когда данные ребенка несколько раз переписывают, часто этот вопросительный знак забывают указать и ставят диагноз как диагноз», — объясняет Синкевич.

Спустя время, говорит специалист, другой врач может заметить, что у ребенка нет никакого генетического заболевания. Но, чтобы снять диагноз, нужно сдавать генетический анализ, а это дорого. Таким образом ребенок подвисает с этим диагнозом навсегда.

«В России вообще есть такая диагностическая традиция: если один врач в помутнении рассудка поставил какой-то диагноз, то никто оспаривать его не будет. За исключением совсем чего-то одиозного.

У нас был пример, когда в заключении девочке написали “тестикулы (яички, — прим. ТД) в норме”. Очень мало врачей снимают диагнозы, потому что это ответственность.

Поэтому неправильный диагноз, вероятнее всего, будут “тащить” до конца», — рассказывает Синкевич. 

Специалист также заметила, что в российской диагностической системе врачи склонны вносить в медицинскую карту описательные характеристики. Например, могут написать «шумит сердце» при несерьезных отклонениях и не объяснить, что это значит.

Или указать «контакт по ВИЧ», «контакт по гепатиту». «Они пугают, но информации никакой не дают. И, если ты спрашиваешь, значит ли это, что у ребенка есть ВИЧ или гепатит, они говорят “Нет”.

А зачем тогда это написано?» — комментирует Алена Синкевич.

Кроме случаев «передиагностики», когда диагнозы ставят «на всякий случай», бывают и ситуации «недодиагностики». Чаще всего такое случается с младенцами. Как объясняют эксперты, врачи не всегда обнаруживают диагнозы у совсем маленьких детей, но чем старше становится ребенок, тем ярче проявляется заболевание. Например, различные формы ДЦП или психиатрические диагнозы. 

Читайте также:  Купание младенца: какие принадлежности выбрать родителям?

«Был случай, когда семья взяла девочку.

Сначала думали, что просто трудное поведение, вызванное адаптацией или реакцией на систему, но после долгих, серьезных обследований выяснилось, что психопатия (антисоциальное расстройство личности).

К сожалению, ребенка вернули обратно, потому что она была опасна для окружающих. А вторичный возврат — это очень травматично», — рассказывает Светлана Строганова.

Почему так бывает

Причин, по которым детям в детских домах ставят неверные диагнозы, может быть много, считает Яна Леонова. Первая, по ее мнению, — общая ситуация с низким качеством диагностических исследований, компетенциями медицинского персонала, халатным отношением специалистов учреждений, нехваткой ресурсов или оборудования, общее состояние сферы медицинских услуг. 

«Помимо этого, к сожалению, вполне часто встречается “нарисованный” сложный диагноз, чтобы осложнить семейное устройство детей. Были случаи, когда приписывали диагнозы, чтобы спровоцировать отказ российских усыновителей в пользу иностранных. Существует также практика приписывания диагнозов для получения надбавок, и участвует в этой махинации далеко не один человек», — комментирует Леонова.

На содержание ребенка с инвалидностью в детском доме действительно выделяется финансирование больше, чем на обычного ребенка, — в полтора-два раза, говорит Светлана Строганова.

Но у нее нет никаких доказательств того, что учреждения ставят инвалидность из-за надбавок. «Может быть, это ненамеренно делается, а потому что так заведено. Никакой директор не заинтересован в расформировании детского дома.

И, если все дети будут здоровые и хорошие, их всех заберут по домам», — говорит эксперт. 

Сотрудники детских домов часто считают бонусом инвалидность ребенка и по другой причине, говорит Алена Синкевич: «Когда специалисты фонда проводят дополнительные экспертизы, чтобы доказать, что у ребенка нет инвалидности и ее можно снять, в учреждениях им многократно и очень искренне говорят: “Вот вы думаете, что делаете для ребенка хорошо, когда снимаете инвалидность? Вы сейчас ее снимете, семья не найдется, а он бы потом с этой инвалидностью получал бы гораздо более высокую пенсию”. То есть в какой-то степени это их представление о заботе о ребенке».

Как неправильные диагнозы отражаются на детях

Неверные диагнозы однозначно затрудняют поиск семьи для ребенка, говорит Яна Леонова. По ее словам, в России потенциальные родители опасаются сложных диагнозов, «понимая, что реабилитировать ребенка придется в нынешних условиях и при существующем непростом порядке обращения за помощью к государству». 

«И так невысокие шансы детей осложняются махинациями или некомпетентностью сотрудников психолого-медико-педагогической комиссий и организаций для детей-сирот.

Для некоторых семей, которые принимают решение об отказе от воспитания, вопрос здоровья является основным.

Часто речь идет о психиатрических диагнозах, о серьезных поражениях внутренних органов, к которым родители оказались не готовы», — объясняет Леонова.

Есть негативные последствия и у практики приписывания инвалидности «с запасом», говорит Светлана Строганова. В этом случае, объясняет она, интеллектуально сохранный ребенок попадает в так называемую «группу милосердия», где практически не проводится никаких развивающих занятий, хотя по уровню развития ребенок мог бы проходить обучение. 

«В четыре года его переводят в детский дом-интернат (ДДИ), и там по факту на нем ставят крест. В этом ДДИ дети либо умирают, либо с 18 лет их автоматом переводят в ПНИ, где они тоже фактически остаются бесправными и беспомощными», — объясняет Строганова. 

Что могут сделать приемные родители

Проводить независимое обследование

Каждый кандидат в приемные родители еще до решения о принятии ребенка в семью имеет право на проведение независимого медицинского обследования, говорит Светлана Строганова. Например, если речь идет о маленьком ребенке, который рожден раньше срока или его родители употребляли наркотики или алкоголь, то будущие родители могут настоять на проведении МРТ или других необходимых обследований.

Тщательно изучать медицинскую карту и задавать вопросы

Кроме того, говорит Строганова, можно советоваться со сторонними специалистами: скопировать, переписать или сфотографировать всю медицинскую карту ребенка и проконсультироваться с врачом, насколько серьезны имеющиеся диагнозы и что за ними может стоять. При знакомстве с ребенком также нужно обращать внимание на его поведение и на каждом этапе поддерживать связь со специалистами.

«Я всегда советую говорить с воспитателями или нянечками, они могут знать то, чего не знает социальный работник или доктор, который видит этих детей дай бог раз в неделю.

Ну и безусловно всегда проговаривать все тревожащие моменты, например, с психологами из школы приемных родителей. Можно искать клубы, где встречаются опытные приемные родители.

Они часто могут знать больше, чем специалисты в детском доме», — советует Строганова.

Не бояться, а разбираться

Алена Синкевич рекомендует как кандидатам, которые хотят взять ребенка в семью, так и тем, кто уже взял его, но у него обнаружилось тяжелое заболевание, не бояться диагнозов, а разбираться, что с этим можно сделать. 

«Когда я веду занятия в школе приемных родителей, я очень много говорю про смелость. Потому что какой бы страшный диагноз вы бы ни прочитали, спросите, а к каким последствиям он вообще приведет? Потому что бывает, что некоторые ограничения вполне приемлемы, с этим возможно жить. Не нужно просто пугаться, надо пытаться разобраться», — заключает эксперт. 

Как принять больного ребенка

Несуществующие неврологические диагнозы детей: что важно знать родителям

Узнать, что у ребенка неврологическая патология, огромный стресс для родителей. Но рождение такого малыша не должно быть трагедией, потому что вера в него и упорный труд дают надежды. За последнее десятилетие количество детей с особыми возможностями здоровья, или, как сегодня принято говорить, «особенных» детей, существенно возросло. Поэтому вопросу оказания медицинской помощи таким малышам уделяется большое внимание. Но, как убеждены сами врачи, успех лечения неврологических болезней у детей зависит не только от врачей, но и от родителей.

Рука об руку с доктором

Нет плохих детей, все они прекрасные, у каждого свой талант, своя судьба.

Если говорить о детях с детским церебральным параличом, как самой часто встречающейся неврологической патологией, то этот диагноз отнюдь не препятствует получению образования и профессии, созданию в будущем своей семьи. Уже доказано, что риск рождения нездорового ребенка у родителей с ДЦП ничуть не выше, чем в здоровой популяции.

Сегодня есть широкие возможности для лечения и реабилитации детей с серьезными двигательными и интеллектуальными нарушениями. Однако очень важно, чтобы с первого дня лечения врач и родители были «в одной упряжке». И если прикладываются усилия со всех сторон, то они просто обречены на успех.

Четыре стадии

Психологи говорят, что каждый родитель, узнав о серьезном заболевании ребенка, проходит 4 стадии отношения к диагнозу. Первая – это страх, гнев и поиски виноватого. Вторая стадия – отрицание, когда человек пытается убедить себя в том, что пугающий диагноз – ошибка. На этом этапе люди часто идут к шарлатанам, колдунам, обещающим исцеление…

Третья стадия наступает, когда проблема становится настолько очевидной, что ее уже нельзя не признавать, родители впадают в тяжелую депрессию. И наконец, последняя стадия – принятие ситуации и собственного ребенка таким, какой он есть.

Разумеется, лучше, чтобы все эти стадии родитель осилил как можно быстрее, ведь чем раньше приступить к лечению, тем лучших результатов можно добиться. И нет сомнений, что успех реабилитационных мероприятий во многом зависит от того, насколько родители верят в своего ребенка.

Но, к сожалению, не всегда мамы и папы добираются до продуктивной стадии своих переживаний. Порой они «застревают» на этапе гнева. Или депрессии. И живут, всех ненавидя и обвиняя в своем несчастье. Но ведь настоящая любовь не в том, чтобы жалеть себя, а в том, чтобы сделать все, что можно, для здоровья своего малыша.

Нужны отцы!

Вряд ли следует осуждать родителей. И здорового-то ребенка растить не просто, а больного – в тысячу раз сложнее. Поэтому многие мамы приходят к врачам буквально на грани нервного срыва. Общество у нас нетерпимое: родителей частенько «клюют» за то, что у них «не такие» дети, а самих малышей стараются выживать из детских коллективов.

Вдобавок нередко матери «особых детей» воспитывают их в одиночку, потому что папы не выдерживают трудностей и уходят из семьи. Причем, как правило, большинство разводов происходит как раз в первый год жизни малыша. Именно поэтому такой семье особенно важно продержаться этот год. Дальше будет проще.

Ответственность за сохранение семьи большей частью лежит на женщине. Поэтому, как бы тяжело ни было маме узнать, что с ее ребенком что-то не так, она все же не должна забывать, что и папа переживает не меньше.

А женщина в такой ситуации обычно либо не обращает на своего мужчину никакого внимания, сосредоточившись полностью на больном ребенке, либо, что того хуже, начинает обвинять мужа в произошедшем несчастье.

Выдержать такое по силам лишь самым стойким отцам!

Поэтому, как бы ни было трудно, женщинам необходимо сделать все возможное и невозможное, чтобы их мужчина остался рядом с ними. Ведь если семья сохранится, всем будет от этого только лучше, потому что сообща справиться с любой бедой легче.

Да и дети, брошенные отцами, вынуждены всю жизнь жить с комплексом нелюбви, который чреват тяжелейшими последствиями.

Они и мы

Люди вообще часто допускают ошибки в воспитании. Не исключение и родители «особенных детей». У них самых частых ошибок – две. Первая: стремление окружать своих отпрысков гиперопекой – из жалости к ним.

От этого вырастают махровые эгоисты и потребители. Другая крайность – запирать детей в четырех стенах. Это уже делается не столько из жалости к детям, сколько из-за стыда за них.

Изоляцию дети переживают особенно тяжело, вплоть до суицидов.

Читайте также:  Здоровье кормящей матери: правила питания и гигиены

К сожалению, пока наше общество не отличается терпимостью к людям с ограниченными возможностями (особенно ментальным инвалидам), да и до создания безбарьерной среды тоже еще далеко.

Но все же родителям «особенных» деток необходимо стараться относиться к ним как к обычным детям. Понимать, что они так же хотят любить, дружить, общаться. Эти дети очень сильные, мужественные.

Они каждый день борются за свою жизнь, за каждое новое движение, новое слово.

Самим фактом своего существования рядом с нами они многому учат взрослых. Например, умению ценить то, что мы имеем и чаще всего воспринимаем как данность: возможность ходить, работать руками, говорить. А еще эти дети могут нас научить радоваться даже самой малости: хорошей погоде, доброй улыбке, а в особенности каждому маленькому достижению, которому они смогли овладеть с нашей помощью.

Дети с психическими расстройствами и отклонениями

Считается, что отклонения в психическом развитии ребенка различить в раннем возрасте невозможно, а любое неадекватное поведение рассматривается как детский каприз. Однако сегодня многие психические расстройства специалисты могут заметить уже у новорожденного, что позволяет вовремя начать лечение.

Нейропсихологические признаки психических отклонений у детей

Врачами выделен ряд синдромов – психических особенностей детей, наиболее часто встречающихся в разном возрасте. Синдром функциональной дефицитарности подкорковых образований головного мозга развивается во внутриутробном периоде. Его характеризует:

  • Эмоциональная неустойчивость, выражающаяся в частой смене настроения;
  • Повышенная утомляемость и связанная с ней низкая трудоспособность;
  • Патологическое упрямство и лень;
  • Чувствительность, капризность и неуправляемость в поведении;
  • Длительный энурез (часто – до 10-12 лет);
  • Недоразвитие тонкой моторики;
  • Проявления псориаза или аллергии;
  • Нарушения аппетита и сна;
  • Замедленное формирование графической деятельности (рисование, почерк);
  • Тики, гримасничанье, вскрикивания, неконтролируемый смех.

Синдром достаточно трудно поддается коррекции, поскольку из-за того, что лобные отделы не сформированы, чаще всего отклонения в психическом развитии ребенка сопровождаются интеллектуальной недостаточностью.

Дисгенетический синдром, связанный с функциональной дефицитарностью стволовых образований головного мозга, может проявиться в детском возрасте до 1,5 лет. Его основными чертами являются:

  • Дисгармоническое психическое развитие со смещением этапов;
  • Лицевые асимметрии, неправильный рост зубов и нарушение формулы тела;
  • Трудности с засыпанием;
  • Обилие пигментных пятен и родинок;
  • Искажение моторного развития;
  • Диатезы, аллергии и нарушения в работе эндокринной системы;
  • Проблемы в формировании навыков опрятности;
  • Энкопрез или энурез;
  • Искаженный порог болевой чувствительности;
  • Нарушения фонематического анализа, школьная дезадаптация;
  • Избирательность памяти.

Психические особенности детей с таким синдромом трудно поддаются коррекции. Педагоги и родители должны обеспечить неврологическое здоровье ребенка и развитие его вестибулярно-моторной координации. Также следует учитывать, что эмоциональные расстройства усиливаются на фоне утомляемости и истощаемости.

Синдром, связанный с функциональной несформированностью правого полушария головного мозга, может проявиться с 1,5 до 7-8 лет. Отклонения в психическом развитии ребенка проявляются как:

  • Мозаичное восприятие;
  • Нарушение дифференциации эмоций;
  • Конфабуляции (фантазирование, вымыслы);
  • Нарушения цветоразличения;
  • Ошибки при оценке углов, расстояний и пропорций;
  • Искажение воспоминаний;
  • Ощущение множественности конечностей;
  • Нарушения постановки ударений.

Для коррекции синдрома и уменьшения выраженности психических расстройств у детей необходимо обеспечить неврологическое здоровье ребенка и уделять особое внимание развитию наглядно-образного и наглядно-действенного мышления, пространственного представления, зрительного восприятия и памяти.

Также выделяют ряд синдромов, которые развиваются от 7 до 15 лет из-за:

  • Родовой травмы шейных отделов спинного мозга;
  • Общего наркоза;
  • Сотрясения мозга;
  • Эмоционального стресса;
  • Внутричерепного давления.

Для коррекции отклонений в психическом развитии ребенка необходим комплекс мер, направленный на развитие межполушарного взаимодействия и обеспечение неврологического здоровья ребенка.

Психические особенности детей разных возрастов

Самым важным в развитии маленького ребенка до 3 лет является общение с матерью. Именно недостаток материнского внимания, любви и общения многие врачи считают основой развития различных психических отклонений. Второй причиной врачи называют генетическую предрасположенность, передающуюся детям от родителей.

Период раннего детства называют соматическим, когда развитие психических функций напрямую связано с движениями.

К наиболее типичным проявлениям психических расстройств у детей относят расстройства пищеварения и сна, вздрагивание при резких звуках, монотонный плач.

Поэтому если малыш продолжительное время встревожен, необходимо обратиться врачу, который поможет или диагностировать проблему, или развеять страхи родителей.

Дети в возрасте 3-6 лет развиваются достаточно активно.

Психологи характеризуют этот период как психомоторный, когда реакция на стресс может проявляться в виде заикания, тиков, кошмарных сновидений, невротизации, раздражительности, аффективных расстройств и страхов. Как правило, этот период достаточно напряженный, поскольку обычно в это время ребенок начинает посещать дошкольные учебные заведения.

Легкость адаптации в детском коллективе во многом зависит от психологической, социальной и интеллектуальной подготовки. Психические отклонения у детей этого возраста могут возникать из-за повышенных нагрузок, к которым они не подготовлены. Гиперактивным детям достаточно сложно привыкать к новым правилам, требующим усидчивости и сосредоточенности.

В возрасте 7-12 лет психические расстройства у детей могут проявляться как депрессивные расстройства. Довольно часто для самоутверждения дети выбирают друзей со схожими проблемами и способом самовыражения.

Но еще чаще в наше время дети заменяют реальное общение виртуальным в социальных сетях. Безнаказанность и анонимность такого общения способствуют еще большему отчуждению, а существующие расстройства могут быстро прогрессировать.

Кроме того, длительное сосредоточенное нахождение перед экраном оказывает воздействие на головной мозг и может вызвать эпилептические припадки.

Отклонения в психическом развитии ребенка в этом возрасте, при отсутствии реакции со стороны взрослых, могут привести к довольно серьезным последствиям, включая расстройства сексуального развития и суицид.

Также важно следить за поведением девочек, которые нередко в этот период начинают быть недовольными своим внешним видом.

При этом может развиться нервная анорексия, которая является тяжелым психосоматическим расстройством, способным необратимо нарушить обменные процессы в организме.

Также врачи отмечают, что в это время психические отклонения у детей могут перерасти в манифестный период шизофрении. Если вовремя не реагировать, патологические фантазирования и сверхценные увлечения могут перерасти в бредовые идеи с галлюцинациями, изменениями мышления и поведения.

Отклонения в психическом развитии ребенка могут проявляться по-разному. В некоторых случаях опасения родителей к их радости не подтверждаются, а иногда действительно необходима помощь врача.

Лечение психических отклонений может и должен осуществлять только специалист, имеющий достаточный опыт для постановки правильного диагноза, а успех во многом зависит не только от правильно подобранных лекарственных средств, но и от поддержки семьи.

Детская неврология: Проблемы родом из детства

Различные повреждения в самом раннем детстве могут оказать большое влияние на развитие патологий разного характера во взрослом возрасте. Так, сотрясение мозга в дальнейшем может повлиять на снижение зрения, а переломы привести к деформации суставов.

И часто, казалось бы, совершенно несвязные явления оказываются звеньями одной цепи: например, детская травма шейного отдела позвоночника может в перспективе стать предвестником проявления вегетативной дисфункции во взрослом возрасте.

На наши вопросы о том, почему такие травмы приводят к подобным последствиям, ответили врач-невролог Короткевич Валерия Олеговна и детские неврологи Зорнина Екатерина Александровна и Семенов Алексей Сергеевич.

Екатерина Александровна, как родовые травмы могут повлиять на дальнейшее здоровье ребенка?

Родовые травмы – это довольно часто встречающаяся проблема, ведь роды – чрезвычайно сложный процесс, при котором на ребенка влияют очень многие факторы: его положение, узкий таз матери, акушерские манипуляции и многое другое. Все это напрямую влияет на позвоночник младенца.

Даже минимальные отклонения от нормы в процессе родов могут привести к существенным осложнениям в развитии. Целесообразно в течение первого года жизни три-четыре раза посетить невролога и обращаться в дальнейшем по мере необходимости.

В таком случае есть шанс заметить какие-то отклонения, которые родители могут не увидеть. Ведь клинические патологии нервной системы часто выявляются в возрасте до 3-5 лет.

Согласно статистике, среди всех заболеваний нервной системы в детском возрасте 50% из них связаны с родовыми травмами, 30% возникают из-за генетических причин и только 15% — приобретенные в процессе роста и индивидуального развития.

Сегодня широкое распространение получил метод диагностики нейросонографии или УЗИ головного мозга. Он позволяет получить безопасно и быстро объективные данные о состоянии головного мозга. В порядке скрининга этот метод очень рекомендуется делать в самом раннем возрасте вне зависимости от показаний. Также применяется УЗИ шейного отдела позвоночника и компьютерная томография, если требуется.

Какие травмы можно выделить, как наиболее опасные?

Есть теория, что шейная травма при родах и в раннем возрасте впоследствии может привести к неврологическим заболеваниям, гипоксическим и ишемическим поражениям, которые, в свою очередь, при сочетании с другими причинами могут обеспечивать или усиливать предрасположенность к вегетативной дисфункции. Это комплекс симптомов нарушений самых разных функций организма, которые обусловлены расстройством их нервной регуляции. Поэтому о последствиях можно говорить в довольно широком спектре, ведь проявление той или иной патологии зависит от уровня повреждения позвоночника.

У новорожденных проявление этого синдрома зачастую протекает практически бессимптомно. Но в дальнейшем травмы косвенно могут усугубить и другие патологии. Если говорить об этом, то самая распространенная из них – минимальная мозговая дисфункция.

Она проявляется обычно в дошкольном и раннем школьном возрасте нарушением координации, невозможностью сосредоточиться, гиперактивностью и эмоциональностью, головными болями.

Хочется отметить, что если ребенок в этом возрасте долго не может успокоиться или заснуть, наблюдается гипертонус мышц или наоборот он слишком вялый, у него плохая артикуляция или нарушение произношения – все это является поводом для посещения невролога. Алексей Сергеевич, как проходит терапия для детей при выявлении неврологических патологий?

Для начала проводится тщательное обследование. И так как неврологические заболевания чаще всего имеют пограничный характер с психологической и педагогической сферой, то сам подход и лечение применяются комплексно.

Читайте также:  Дефицит йода у детей: как заполозрить и как восполнить нехватку?

Так, могут привлекаться психолог, мануальный терапевт, а в процесс коррекции должна быть вовлечена вся семья. Применяется психолого-педагогическая и нейро-психологическая терапия, имеет место и лекарственное лечение по индивидуальным показаниям, остеопатия и мануальная терапия.

Конечно, чем младше ребенок, тем больше компенсаторных возможностей его организма, то есть лечение проходит быстрее и легче.

Но в любом случае нельзя забывать и о профилактике. Очень важно, чтобы родители понимали, что нельзя блокировать ротационные и адаптивные механизмы организма ребенка.

То есть не стоит укутывать свое чадо в год так же, как и в первый месяц жизни, надо рационально подходить к его физическому и психологическому развитию, давая возможность самому познавать мир в сочетании с разумными ограничениями и воспитанием. Тогда и неврологических, и других проблем зачастую удается избежать.

Валерия Олеговна, а во взрослом возрасте детские травмы шеи могут дать о себе знать?

Безусловно, и как раз не выявленные вовремя патологии могут приводить к развитию заболеваний, в частности к нарушению кровоснабжения. Ведь в результате травм шейного отдела позвоночника, как родовых, так и приобретенных, могут быть повреждены артерии.

Даже минимальное нарушение соотношения между позвонками в шее приводит к ухудшению кровоснабжения головного мозга – как в детском и подростковом, так и в более зрелом возрасте. Это может проявляться головными болями, головокружением, потерей сознания.

А вегетативная дисфункция – это последствие травмы шейного отдела?

Нельзя сказать, что это прямая взаимосвязь, но такие травмы косвенно могут повлиять на развитие данного синдрома.

В любом случае вегетативная дисфункция (синдром вегетативной дисфункции) или как ее еще называют вегетососудистая дистония появляется, в первую очередь, вследствие конституционального строения, генетических особенностей, стрессов и образа жизни, а также провоцируется травмами шейного отдела позвоночника.

В совокупности искривления позвоночника, другие болезни и травмы, могут стать причиной этого синдрома. Часто под влиянием физических нагрузок у неподготовленных людей происходит развитие сосудистых нарушений, и чтобы этого не происходило, важно соблюдать спортивный режим и больше двигаться.

В зависимости от типа расстройства дисфункция проявляется повышенным давлением, нарушением сердечного ритма, головными болями, слабостью, недомоганием и другим.

В ряде случаев нарушение циркуляции ликвора и нарушение венозного кровообращения, вследствие родовых травм нервной системы могут приводить к развитию гипертензионного синдрома.

Он представляет собой поражение головного мозга в результате повышенного внутричерепного давления в сочетании с увеличением количества спинномозговой жидкости в мозге. Синдром имеет следующие симптомы: нарушение зрения, судороги, головные боли, нарушение сознания, появление тошноты и рвоты.

Как лечат вегетативную дисфункцию и другие неврологические синдромы?

Для избавления от вегетативной дисфункции для взрослых в клинике «Скандинавии» применяются медикаментозные методы, игло- и рефлексотерапия, мануальная терапия, также многим помогает гомеопатия.

Вегетососудистая дистония может вызывать серьезные эндокринные заболевания и кардионарушения, поэтому очень важно обратиться к специалистам, пройти рентгенологическое, МРТ и УЗИ-обследование по направлению.

Узнать подробности и записаться на консультацию можно по телефону (812) 600-77-77 или заполнив форму на сайте.

Мама, школа или детский сад: кто виноват в неврозе у детей?

Вы стали замечать, что ребенок грызет ногти? А может он со слезами собирается в детский сад или школу? Или стал очень часто мыть руки с мылом?

Проявления этого недуга (вернее целой их группы) разнообразны. Как и причины, к ним приводящие.

Многоликий невроз. О нем мы говорим сегодня с нашими постоянными консультантами из «Клиника Эксперт Тула» — врачом-неврологом Сычевой Анной Георгиевной и психологом Шерешевской Кристиной Юрьевной.

— Вокруг этого заболевания много мифов и страхов. Большинство родителей уверены в том, что если ребёнок часто капризничает или плохо спит, значит у него невроз. Что на самом деле скрывается за диагнозом «невроз»?

Невроз — это расстройство психической деятельности, вызываемое факторами, травмирующими психику. Невроз — понятие собирательное, включает в себя целый ряд нарушений. В Международной классификации болезней такого диагноза нет. Тем не менее, в медицинской практике оно используется по сей день. Невротическое расстройство обратимо, имеет функциональную природу.

  • Читайте материал по теме: Как подготовиться к школе после летних каникул: советы детского психолога
  • — В каком возрасте диагноз может быть поставлен ребёнку?
  • Если рассматривать неврозы максимально широко и включить в их число так называемую конституциональную детскую нервность, то диагноз может устанавливаться вскоре после рождения.
  • — Невроз – это неврологическое или психиатрическое заболевание?

Оно находится на «границе» неврологии и психиатрии. Его лечением занимаются неврологи, психиатры и психотерапевты. Определенную помощь могут оказать психологи.

— Каким бывает невроз и какой из видов заболевания встречается у детей чаще других?

Выделяют три основных вида невроза. Это неврастения, истерический невроз и невроз навязчивых состояний. Каждый из них состоит, в свою очередь, из других расстройств.

Актуальными для клинической практики являются так называемые системные неврозы. Обычно это мононеврозы. Сюда относят невротические: заикание, тики, энурез, энкопрез, нарушения сна. Это наиболее часто встречающиеся их формы у детей.

К невротическим расстройствам также принадлежат патологические привычные действия. Например, грызение ногтей, накручивание чего-либо на палец.

Наиболее часто встречается невроз навязчивых состояний.

— Какими симптомами проявляет себя невроз у детей?

Исходя из многочисленности видов невротических расстройств, проявления чрезвычайно разнообразны. Это частые моргания, шмыгания носом, причмокивание, покашливание, грызение ногтей, всплескивание руками, накручивание чего-либо на палец и т.д. Для подобных действий характерна повторяемость.

  1. При неврастении может отмечаться неуверенность в себе, заниженная самооценка, наличие страхов.
  2. Читайте материал по теме: Сказкотерапия детских проблем. Боязнь уколов
  3. Фобический невроз (невроз страха) как часть может входить в другие формы невроза.
  4. — Невроз может оказаться маской для каких-то других заболеваний?

Да. Например, под невроз может «маскироваться» психотическое расстройство.

— Все мы родом из детства. А если это так, означает ли это, что психологические и психиатрические недуги у детей формируют родители? Атмосфера в семье и родительское воспитание могут послужить пусковым фактором в развитии невроза у детей?

Да. Дело в том, что тип воспитания в семье во многом определяет развитие личности ребенка. Чрезмерная опека или неприятие, авторитаризм или гиперсоциализирующее воспитание — эти и другие моменты способны оказывать влияние на ребенка, на его темперамент, и могут быть своего рода факторами, провоцирующими развитие невроза.

Читайте материал по теме: Бенджамин Спок: революционер-новатор или лицемер?

Вместе с тем не следует абсолютизировать влияние семьи. Существуют, разумеется, и другие причины формирования невротического расстройства. Сколько детей, испуганных собакой, начнут заикаться? Безусловно, далеко не все. И таких примеров можно привести много. Имеют значение и определенная «биологическая» почва — предрасположенность, сила психотравмирующего фактора и т.д.

— Причины неврозов у детей дошкольного и школьного возраста различаются или они одинаковые?

В целом причина одна — психотравмирующий фактор. Какие-то из них будут общими для детей любого возраста, другие будут отличаться.

Например, у школьника несоизмеримо более высокие умственные нагрузки, ожидания от него, необходимость развивать чувство ответственности. В какой-то степени такие общие моменты существуют и в дошкольном периоде, но они не столь интенсивны.

— Кто из детей находится в группе риска по развитию невроза?

Дети с наследственной предрасположенностью. В частности, тики на пустом месте не возникают. При опросе родителей такого ребенка может выявиться, например, тревожность у мамы.

Следующий момент — проблемы в сфере взаимоотношений между родителями.

Определенный фон для возможной невротизации может создать стиль или модель поведения родителей. Например, если мама отличается повышенной тревожностью, то она может «передаваться» и ребенку.

  • Появлению невротического расстройства могут способствовать ошибки в воспитании.
  • — Врач какой специальности занимается лечением неврозов у детей?
  • Невролог, психиатр, психотерапевт, педиатр.
  • — Невроз обязательно требует лечения или достаточно убрать провоцирующие факторы и создать ребёнку спокойную атмосферу?

Лечение невроза у детей не обязательно медикаментозное. В любом случае? требуется психологическая работа с ребенком и его родителями, чтобы выяснить провоцирующие моменты, психотравмирующий фактор и т.д. Часто такой работы бывает достаточно, чтобы устранить проблему.

В некоторых случаях используются лекарственные средства. Схема лечения всегда определяется врачом.

— Что главное при лечении невроза? Как родители и ближайшее окружение могут помочь своему ребёнку справиться с заболеванием?

Необходимо выяснить причину невротизации. Очень важно родителям участвовать в лечебном процессе. Рекомендуется работа с психологом, который разберется в возможных проблемах внутри семьи и даст соответствующие рекомендации.

— В чём заключается профилактика невроза у детей?

В первую очередь это гармонизация семейных взаимоотношений. Легко сказать – трудно сделать. Поэтому необходимо пояснение.

Важно придерживаться общих принципов воспитания для всей семьи (единство запретов, требований, реакции на различные поступки ребенка).

Обсуждать «что такое хорошо» и «что такое плохо». Недостаточно просто запрещать — важно уметь аргументированно показать, почему. Делать это можно уже с 3-х лет.

Читать сказки с положительным нравственным содержанием. Хорошо разыгрывать соответствующие ситуации (в том числе и с использованием игрушек), разъясняя по ходу, что и почему допустимо или запрещается.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *